Добрый вечер (Gott Kvöld)

В начале восьмидесятых годов исландская популярная музыка была в трудном положении. По причине засилья плохих поп- и рок-групп люди стали терять интерес к живой музыке, и процветали дискотеки, на которых звучали старые записи с подходящим световым оформлением. Радио было мало пригодно для того, чтобы пустить в стране свежее течение, так как только одна передача была посвящена альтернативной музыке, но всё же среди молодых людей она была очень популярна. Это была передача Áfangar (Перегоны), которую вели Аусмюнд Йоунссон (Ásmundur Jónsson) и Гвюдни Рунар Агнарссон (Guðni Rúnar Agnarsson).

Оба были любителями американской фолк-рок-музыки и поэтому посвящали свою программу длинным рассказам о группе Byrds, Бобе Дилане (Bob Dylan) и подобных музыкантах. Далее в нашем рассказе появляется Эйнар Эдн Бенедиктссон (Einar Örn Benediktsson), который познакомился с британским панк-движением, когда бывал в Англии.

Björk Guðmundsdóttir на сцене с Tappi Tíkarrass.Эйнар приносил Аусмюнду и Гвюдни диски различных панк-групп, и они мало-помалу начали вытеснять остальную музыку в Перегонах. Особенно подружился Эйнар с Аусмундом; когда Эйнар основал группу Purrkur Pillnikk со школьным другом Браги Оулавссоном (Bragi Ólafsson), девиз которой был "не гадать, а делать", он предложил Ауси помочь им записать пластинку. Ауси подумал и решил сотрудничать в выпуске диска с Доурой Эйнарсдоуттир (Dóra Einarsdóttir) и Бирдни Валдимарссоном (Birdni Valdimarsson). После этого они предложили Эйнару организовать предприятие, которое получило название Gramm (Грамм). Оно начало деятельность по выпуску песен группы Purrkur, включающую кроме Эйнара и Браги, который играл на басу, гитариста Фридрика Эрлинссона (Friðrik Erlingsson) и барабанщика Аусгейра Брагасона (Ásgeir Bragason).

По мере того, как Gramm развивался, добавились и другие группы, и среди них - Tappi Tíkarrass (Затычка сучьей задницы), в составе которой помимо прочих значилась Бьёрк Гвудмюндсдоуттир (Björk Guðmundsdóttir). В скором времени Гвудни Рунар и Хильмар Эдн Хильмарссон (Hilmar Örn Hilmarsson), который являлся идейным вдохновителем группы Þeyr (Оттепель), основали фирму Eskvímó для записи данного коллектива, в котором среди остальных присутствовали гитарист Гвюдлёйгюр Оуттарссон (Guðlaugur Óttarsson) и ударник Сигтриггюр Бальдурссон (Sigtryggur Baldursson), также вошедшие в этот рассказ.

Участники Þeyr пробудили споры относительно видеозаписи, где они расхаживают по Бессастадиру в костюмах нацистов.Purrkur и Þeyr сосуществовали хорошо, хотя между ними и имелась конкуренция, но на деле группы имели мало общего в музыке. Ауси и Гвудни продолжали вести шоу Перегоны, которое оказало огромное влияние на развитие исландского панк-движения. Летом 1982 кое-кто в совете радио посчитал, что передачи Ауси и Гвудни, которые к тому моменту выпускались 10 лет и были самым старым непрерывным циклом программ на исландском радио, пора заканчивать, о чём их и уведомили. Чтобы уйти, красиво попрощавшись, друзьям пришло на ум собрать вместе своих любимых музыкантов в радиостудии, чтобы те сыграли в последней передаче Перегонов. Они составили список и послали письма с приглашением Эйнару из Purrkur, Бьёрк из Tappi, Гвудлёйгуру и Сигтриггюру из Þeyr, Тоуру Эльдону (Þór Eldon) и Эйнару Мелахсу (Einar Melax) из Van Houtens kókó (Какао Ван Хоутена), Биргиру Могенсену (Birgir Mogensen) из Með nöktum (Голышом) и Killing Joke, а также Аурдни Кристьянссону (Árni Kristjansson) из Vonbrigði (Разочарование). Тоур не откликнулся, т.к. он тогда совершал паломничество по Франции и Испании и разыскивал там сюрреалистов вместе с Сигурйоуном Биргиром Сигюрдссоном (Sjón - Sigurjón Birgir Sigurðsson), а Аурдни не захотел участвовать. Все остальные приняли это предложение хорошо, пришли и отрепетировали перед выпуском 29 июля. Ансамбль не имел названия, но стал известен как "Gott Kvöld" ("Добрый вечер"). Ещё больше музыкантов было на самом шоу, потому что пришли также Мегас (Megas), Браги Оулавссон и другие. После передачи Эйнар Эдн, Бьорк, Биргир, Гулли, Эйнар Мелахс и Сигтриггюр решили сыграть дополнительный концерт, а Эйнар тогда был поглощён приготовлениями к концерту "Við krefjumst framtðíar" ("Мы требуем будущее"), который был идеей Толли (Tolli) и др. (идея возникла в продолжение записи пластинки The Boys from Chicago ансамбля Tolli, Ikarus (Икар)) и состоялся в Лёйгардальсхолле месяцем позже. Они продолжали встречаться, и скоро Бьёрк пришло на ум назвать ансамбль "Kukl" (Колдовство), что и было сделано.

Purrkur Pillnikk: Friðrik Erlingsson, Ásgeir Bragason, Einar Örn Benediktsson и Bragi Ólafsson.Purrkur Pillnikk играли в Лондоне в мае 1982, и на тот концерт пришёл в числе других Джон Лодер (John Loder), руководитель Southern Studios в Лондоне, где Purrkur записали пластинку по рекомендации Тони Кукса (Tony Cooks), а с ним были Дерек Биркетт (Derek Birkett), бывший тогда в панк-группе Flux of Pink Indians, а также Анди Палмер (Andy Palmer), участник анархической панк-группы Crass. Когда появилась идея провести вышеупомянутый концерт Мы требуем будущее в Лёйгардальсхолле, на котором предполагалось играть андеграундную музыку, Эйнару пришло в голову позвонить Анди Палмеру и попросить Crass приехать в Исландию сыграть. У Crass-овцев было правило не играть за пределами Британии, но Эйнар убедил их сделать исключение, и они всё-таки согласились участвовать в концерте Мы требуем будущее. Примерно в это время Purrkur прекратил своё существование, сыграв в последний раз на фестивале Melarokk 28 августа, а Tappi ещё продолжали свою деятельность, до того как выпустили пластинку Míranda в декабре. "Оттепель" тихо скончалась весной, а Van Houtens и Með nöktum ненадолго объединились.

Мы требуем будущее (Við krefjumst framtiðar)

Концерт Мы требуем будущее в Холле имел бурный успех, а слушателей набралось более пяти тысяч. Ажиотаж вокруг концерта подогрело хорошее знакомство Эйнара с членами Crass, и не менее - с гостевым барабанщиком Crass, Мартином (Martin), ударником Flux of Pink Indians, а Crass и Flux были по сути двумя ветками одного анархического дерева. Вскоре после концерта в Лёйгардальсхолле в коцертной деятельности Kukl наступил перерыв, так как Эйнар уехал за границу изучать журналистику, но те, кто остался дома, продолжали упражняться и рождать идеи. В свою очередь, Эйнар за морем поддерживал отношения с членами Crass / Flux и проводил большую часть свободного времени с ними.

CrassКогда Эйнар бывал дома на каникулах, Kukl были заметны в исландской культурной жизни и вскоре стали пользоваться дурной славой за музыку, которая казалась труднопереваримаемой и непривлекательной. Их концерты напоминали ритуальные акты, и группу мало понимали на родине. Так как выехать из страны было нетрудно, Kukl скоро начали гастролировать по загранице. Гастроли были организованы таким образом, что Эйнар звонил организаторам концертов или тем, кто их знал в Британии, а Сигтриггюр и Ауси занимались другой страной Европы, часто по указанию знакомых, и таким образом группа побывала во многих местах. Организационные мероприятия ложились чаще всего на плечи Сигтриггюра, который был щедро наделён организаторскими способностями. Первая пластинка Kukl была выпущена записывающей фирмой Crass в 1984 и принесла широкую известность группе, отчасти и потому, что Crass была признанной группой среди любителей панка. Одним из тех, кто оказал влияние на Kukl, был датский журналист Ян Снёйм (Jan Sneum), и среди прочего, благодаря его помощи группе было предложено играть на рок-фестивале в Роскильде в Дании (the Roskilde Festival) в июне 1985, а это достижение стало памятной вехой в истории коллектива. Другая пластинка Kukl, которая вышла в 1984, называлась Holidays in Europe и также была записана на студии Crass. После того, как "Сахарные кубики" стали всемирно известными, на музыкальных прилавках всего мира внезапно появились эти два диска Kukl, на которые Джон Лодер клеил пометки "Kukl - предшественники Sykurmolarnir". Кубики устроили ссору с Лодером за невыполнение обязательств и невыплату причитающегося. Это объясняет тот факт, что Kukl стала широко известна и продаваема, но всё же не так, как могла быть.

Megas и Kukl. На фото отсутствует Einar Melax.Осенью 1985 Kukl появились вместе с Megas в Старом кинотеатре, а зимой коллектив начал репетировать новую музыку, к которой стремились все участники группы, более доступную и приемлемую. В подобном сборище эксцентричных музыкантов были неизбежны частые ссоры. Но хотя личные отношения членов группы временами бывали натянутыми, созданию музыки это не мешало. Осенью Эйнар уехал за границу, чтобы продолжить обучение, но и в его отсутствие товарищи по Kukl продолжали репетиции. Группа собиралась тогда на Бергтоуругатан, где жили Бьорк и Тор, в бывшем гараже, и музыканты ходили на свою репетиционную базу прямо через их жилище. Несмотря на это, Тоур не принимал никакого участия в деятельности группы, а скорее старался сбежать, когда начинались репетиции, так как был не особенно в восторге от происходящего; оно казалось чересчур серьёзным. Он был очень занят так как был этой зимой и поэтом, и одновременно сочинял мызыку с другими музыкантами, в том числе с Гюннаром Хьяулмарссоном (Dr. Gunni - Gunnar Hjálmarsson), который впоследствии участвовал в создании групп S/H Draumur и Bless. Раньше Тоур был участником Van Houtens kókó, как уже было упомянуто, но также записал ленту с Йоуханнесом Оускарссоном (Jóhannes Óskarsson), Йоухамаром (Jóhamar), под названием Hið afleita þríhjól (Раздолбанный трёхколёсный велик), там Бьёрк играла на гитаре в одной песне.

Kukl: Sigtryggur Baldursson, Birgir Mogensen, Guðlaugur Óttarsson, Björk Guðmundsdóttir, Einar Örn Benediktsson и Einar MelaxВ феврале 1986 Kukl было предложено поехать за границу выступать на разогреве германской industrial-команды Einsturzende Neubauten (Рухнувшие новостройки) в Берлине. По дороге участники группы устроили своего рода минитурне. Эйнар встретился с товарищами в Амстердаме, и там они отыграли концерт, прежде чем отправиться в Берлин. Также группа выступила в Гамбурге и Копенгагене в продолжение той поездки. Весной было решено, что Einsturzende Neubauten приедут в Исландию с серией концертов, и для Kukl казалось подходящим поработать у них на разогреве. Однако не все смогли собраться вместе, и получилось, что Гулли, Сигтриггюр и Биргир сначала записали музыку, а Эйнар наложил голос на ленту, как должно было быть на концерте. В реальности они так и не встретились; на генеральной репетиции перед концертом страсти накалились, и Сигтриггюр с Биргиром отказались работать. Когда Сигтриггюр позвонил Эйнару, чтобы сообщить плохую новость, они согласились друг с другом, что Kukl, похоже, закончила существование.

Дурной вкус (Smekkleysi)

Sjón декламирует стихи вместе с KuklЗимой Бьёрк и Тоур Эльдон жили на Бергтоуругата, но переехали скоро, весной 1986, в Несвегюр (Nesvegur). Их союз перешёл в бурное слияние Медузовской общины с товарищами из Kukl, однако эти две группировки и ранее кое в чём участвовали вместе, в частности весной 1985, когда Kukl отправились без Эйнара, но зато с Йоухамаром, Сьоуном и Тором в путешествие по Исландии, назвавшись Sircus Dútl (Цирк Безделие). Они проехали всю страну и выступали среди прочего в Акюрейри, Исафьордуре и множестве других мест, а представления происходили таким образом: Kukl играли, а поэты-лирики по мере прихода вдохновения вырывались вверх на сцену, голые по пояс, непрерывно куря и читая стихи. Поэты из Medúsa, надо сказать, и раньше выступали на концертах Kukl, но особенно тесной была связь участников Kukl со Сьоуном; в частности Сьоун разрабатывал дизайн конверта пластинки Holidays in Europe, однако команде Crass он показался слишком кислым и поэтому не был применён. Когда Эйнар возвратился домой весной 1986, он стал проводить много времени в доме у Бьёрк и Тоура, которых также часто навещали Сьоун, Сигтриггюр, Эйнар Мелахс, Йоухамар, Оулавюр Энгильбертссон (Ólafur Egilbertsson) и многие другие. В Несвегюре Эйнар с Тоуром стали хорошими друзьями и часто сидели вместе до поздней ночи и вели беседы, иногда сочиняли музыку и заводили четырёхдорожечные магнитофонные ленты, которые были у Эйнара. В их разговорах родилась идея учредить торговую марку "Smekkleysa" (Безвкусица), под которой выпускалось бы всё, что друзьям придёт в голову, от моделей платья сестры Тоура Сивии (Syfjar) до музыки и литературы разного рода. Элементом идеологии Smekkleysa стало высказывание Пикассо о том, что хороший вкус и бережливость погубят творчество.

Параллельно Kukl её участники работали и в других различных проектах. Сигтриггюр и Бьёрк вместе записали магнитофонную ленту c барабанно-вокальной импровизацией, которую затем два раза исполнили, в том числе в Вестманнаэйяре (Vestmannajar), кроме этого у них были записи на кассете; также на их ленте Сьоун и Туор читали стихи. Гулли и Бьёрк тоже работали вместе над музыкой, но более организованно, и выпустили некоторые песни под именем Elgar Sisters. Их записи никогда не были изданы, но среди того, что они записали, была одна мелодия, которую группа Kukl имела на повестке дня незадолго до кончины, и в записи которой принимали участие все члены Kukl, кроме Эйнара. После накладки с Einsturzende Сигтриггюр уехал в США и поэтому был вдалеке, когда формировались основные элементы Smekkleysa и позже, когда писалась первая музыка для Smekkleysa.

Siggtrygur и Björk исполняют барабанную и вокальную партииВсё лето 1986 шли усиленные приготовления по случаю 200-летия Рейкъявика в статусе города, и на радио повестка дня была всецело посвящена этой годовщине. Кстати говоря, в беседах Эйнара и Кольбрун Хальдоурсдоуттир (Kolbrún Halldórdóttir), которая имела отношение к организации юбилейных мероприятий от имени радиостанции Rás 2, возникла идея, чтобы Эйнар с друзьями сочинили праздничную песню. В результате Эйнар, Тоур и Бьёрк написали композицию Að reykjavík (Обкурим бухту), в которой весьма вольно обошлись со стихами Давида Оддссона (Davið Oddsson) о доме из гофрированного железа на Бергтоуругата. Они записали песню и использовали в ней басовый аккомпанемент, но группа никогда не исполняла её на концертах, и в действительности только два раза они играли песню на репетиции, отчасти потому, что партия баса не требовала всеобщего участия. В интервью Хельгарпоустюр (Helgarpóstur) 6 ноября, где была опубликована сделанная Тоуром фотография Сивии, Бьёрк и Йоухамара, вручающих Храбну Гюннлёйxссону (Hrafn Gunnlaugsson - исл. кинорежиссёр - прим. пер.) расписку Smekkleysa, Бьёрк произносит текст, который стал ответом "святой Бергтоурюгата-романтике":


Ungfrú Reykjavík seldu mér 200 tíma
og ég geldi pig greiða med greiðu
og gleiða ég pig set á
bárujárnsplötu við Bergporugötu

Участники Kukl, Сьоун и Тор Эльдон рядом с музеем Современного искусства (Nýlistasafnið)По словам Тоура, эта песня как раз стала причиной того, что Smekkleysa начала выдавать расписки в плохом вкусе и расточительности, потому что, когда Эйнар передал кассету с записью Кольбрун, техник отказался поставить её в связи с технической безвкусицей. Она поэтому никогда не была проиграна и не сохранилась.

Когда Сигтриггюр приехал из-за границы, они с Эйнаром купили на двоих американский фургон, который в кругу посвящённых получил имя Дракон. Скоро Эйнар посвятил Сигтриггюра в его и Тора план - создать своеобразный безвкусный "биг-бэнд", который должен будет играть поп-музыку и собирать безвкуснейшего рода выражения.

Сигтриггюр внёс предложение перво-наперво заиметь в группе двух басистов и выдвинул кандидатуру Биргира Могенсена в дополнение к Браги, которого предложил Эйнар, и который только что прибыл из Испании. В конце концов, было утверждено, что в группу войдут Эйнар Эдн, Бьёрк, Сигтриггюр, Тоур, Браги, Эйнар Мелахс и Фридрик Эрлинссон, который только что переехал на юг, после того, как некоторое время пребывал в Акюрейри. Созданная таким образом группа принялась репетировать с усердием осенью 1986 под знаменем создания поп-музыки, в которой были бы использованы все штампы абсолютной безвкусицы. Репетиционная база участников группы находилась в Вэре (Рыбацком местечке) в гавани Рейкъявика; его видно мельком в телепередаче, в которой появились Фридрик, Браги и Сигтриггюр с Мегасом тогда же, осенью. Все находили очень смешным играть поп-музыку и веселились от души. Впервые выступила группа на фестивале N'Art, который проводился в балагане у Норвежского дома в августе 1986, тогда лишь нескольких недель от роду, под именем Þukl (Ощупывание), что было производным от светлой памяти Kukl, и не слишком хорошо подготовленная. Несмотря на это, Þukl привлекла достаточно большое внимание, когда музыканты въехали на фургоне прямо внутрь шатра, где проходил фестиваль, выступили из машины с музыкальными инструментами наперевес и прошествовали прямиком на сцену.

Кинофильм The Juniper Tree ("Можжевельник") был снят в Исландии летом 1986, и Бьёрк сыграла одну из главных ролей картины, однако премьера состоялась не раньше, чем четыре года спустя. При съёмках фильма был использован колоссальных размеров стеклянный ящик, который перешёл во владение Бьёрк. Этот ящик вошел в историю на первой вечеринке Smekkleysa, которая проходила в развлекательном клубе Рохси на Скулагата (Roxzý á Skulagöta) позднее тем же летом. Тогда Тоур и Фридрик залезли в мусорный контейнер на Южной кооперативной скотобойне, которая была неподалёку от Рохси, и набрали поросячьих ног и коровьих костей. Затем эти кости были навалены грудой на стол; перевёрнутый ящик сверху, и прожектора привлекали внимание прохожих к роскошной вывеске. Мероприятие проходило под названием "Прощай, Рок-корова", и в ящике были останки рок-коровы. Объяснением названия было то, что в этот вечер наступала 42-я годовщина смерти тореадора Манолете, и вечеринка Смекклейсы проводилась в честь быка Ислеро, который убил Манолете. Это во многом напоминало пресловутые случаи с "Медузой", когда её участники: Сьоун, Тоур Эльдон, Эйнар Мелахс и Оулавюр Энгильбертссон вымазывались спереди мясным фаршем и пили кровь в перерывах между стихочтением. Среди увеселительных мероприятий, анонсированных на том первом смекклейс-вечере, значился парашютный прыжок, который был вполне в духе остальных забав Смекклейсовцев, так как планировалось то одно, то другое невероятное показательное мероприятие. История не знает о том, многие ли пошли смотреть парашютный прыжок, но известно, что никто не жаловался.

Stuðmenn были в большом турне как самая популярная группа страны летом 1986. В середине лета Якоб Магнуссон (Jacob Magnússon), участник группы, попросил Эйнара взять с собой и доставить в Британию гигантского пластмассового кальмара, и в это же время Эйнара назначили администратором Stuðmenn. Среди прочего Stuðmenn собирались играть на концерте в честь юбилея Рейкъявика в начале августа. Их выступления проходили с аншлагом, и появилась мысль устроить большой Студменконцерт в Лёйгардальсхолле и заработать миллион, что стало бы своего рода жирной точкой в летней работе группы. Среди тех, кто собирался участвовать, были и Sykurmolarnir (Сахарные кубики), которые в тот момент приобрели это имя. Кубики тогда начали подумывать о выпуске мини-альбома осенью, и, чтобы продолжать дело дурного вкуса, они решили попытаться заполучить влиятельное лицо для издания. Как раз в это же время понадобилось найти поставщика сахара, что оказалось плевым делом, так как с юных лет другом Эйнара, Браги и Фридрика был Халльдоур Кваран (Halldór Kvaran), который работал в оптовой торговой фирме "G. Kvaran"; она, среди прочего, вела торговлю с датским производителем сахара Dansukker. Эйнар обратился туда за помощью в напечатании конверта пластинки и плаката, с помощью которого предприятие могло бы дать рекламу. Трудностей в этом деле не возникло. Взамен он приобрел ящик кускового сахара "Dansukker", и кому-то пришла в голову идея разбрасывать его на концертах ради забавы. Однако это было осуществлено лишь однажды, поскольку куски сахара, которые Эйнар швырял в зал, в большинстве своем возвращались обратно, и, испытав это, участники группы решили не повторять. Публики в Лёйгардальсхолле пришло меньше среднего, и в целом были ужасные убытки. Поэтому Сахарным кубикам было заплачено мало денег за выступление, но это было компенсировано тем, что Кубики получили в распоряжение "Греттисгату" (Gretisgata), студию Studmenn на улице Греттисгата.

Первое издание (Fyrsta útgáfan)

Официальным днем рождения Smekkleysa стал тот же самый день, что и день рождения Синдри, сына Тора и Бьёрк, 8 июня 1986, 2:50, но, как было сказано, история общества восходит к весьма далеким временам. Smekkleysa была однако официально задокументирована только 18 сентября того же года на собрании Аусмюнда Йоунссона, Бьёрк, Браги, Эйнара Эдна, Фридрика, Йоухамара, Сигтриггюра и Тоура. В уставе под заглавием "Мировое господство или смерть" говорилось следующее:

В уставе также постановили, что товарищество должно основать радиостанцию, "Útvarp Skratta" (Радио Беса), "которая будет специализироваться на безвкусной музыке и болтовне"; выдавать удостоверяющие акты "в руки тех индивидуумов либо членов сообщества, кто особо выделяется в своем безвкусии и расточительности"; открыть ресторан/клуб под названием "Drulluputtirin" (Гадкая лужа) и "объединить усилия на: выпуске и реализации продуктов творчества [членов сообщества] таких как музыкальные пластинки, научные статьи, романы, художественные работы, одежда; организации семейных увеселительных мероприятий, революций и чисток".

"Smekkleysa s/m (ООО "Безвкусица") - это издательская организация, которая занимается выпуском пластинок и не только; так, в ноябре Smekkleysa s/m выпустила сборник стихов Браги, "Dragsúgur", а следующей выйдет книга стихов Тоура, "Taktu bensín elskan" ("Возьми бензину, дорогуша"). Ещё мы работаем над музыкой к фильму "Skytturnar". Помимо этого, нами издана открытка с Рейганом и Горбачёвым, единственная открытка, которая продавалась, и притом успешно… Замысел - сделать вручение [удостоверений в дурном вкусе] регулярным, но дело в том, что очень многих нужно принять во внимание. С другой стороны, не произойдет ни единой случайной выдачи удостоверения, они будут вручены только лицам, особо выдающимся в безвкусии на текущий момент, тем, кто неотступно следует тропою дурного вкуса. Можно сказать, что это будет наш "орден Сокола"."

- Тоур и Эйнар в интервью газете "Morgunblaðið" 23 ноября 1986. Интервью взял Á. M.

Первая открытка SmekkleysaОсенью 1986 в резиденции Höfði (Мыс) должна была состояться встреча Рональда Рейгана и Михаила Горбачёва. Внезапно возникла масса людей, которые задумали извлечь выгоду из события, которое впоследствии прозвали в народе "встреча вождей". Среди тех, кто увидел возможность сделать хороший ход, была и новосозданная Smekkleysa, собрания которой проходили регулярно, несмотря на то, что Эйнар был в отъезде в связи со своей учёбой. На заседании Безвкусных было решено воспользоваться случаем с совершенно дурным вкусом и выпустить для продажи открытку, чтобы заработать денег для предприятия. Фридрик, который работал рисовальщиком объявлений, набросал на скорую руку рисунок двух президентов на фоне Исландии. Затем он послал картинку своему приятелю в Акюрейри, а тот сделал цветоотделение и напечатал открытку очень быстро и за небольшие деньги. Открытка была принята неплохо, хотя и не все были от неё в особом восторге. Так "Rammagerðin" (магазин сувениров - прим. пер.) поначалу отказывался брать товар на продажу, но впоследствии его представители сами разыскали контору Smekkleysa, которая располагалась в кузове машины Фридрика, и купили толстый ворох открыток. Всего было реализовано примерно 3000 экземпляров, открытка стала самой продаваемой из всех, посвященных встрече лидеров, и была получена хорошая прибыль с продаж. Эту прибыль использовали, чтобы осуществить следующее издание, которым стала первая книга стихов Браги Оулавссона, "Dragsúgur" ("Сквозняк"). Она вышла в свет в октябре. Браги тогда начал пользоваться известностью в качестве поэта, и некоторые из опубликованных им стихов вошли в сборник поэзии "Nýmæli" ("Новь"). В рецензии к той книге утверждалось, что Браги создал свою собственную школу стихосложения. Эйнар Мелахс и Браги сами переплели книгу, и всего было издано 250 экземпляров.

Первое официальное мероприятие Smekkleysa: Бьёрк с Синдри на руках, Храбн сражён обаянием Сивии, Йоухамар выжидает. Фотография ТоураSmekkleysa не ограничивалась лишь изданием, поскольку согласно уставу были предусмотрены многие другие виды деятельности. Там среди прочего упоминалось вручение удостоверяющих актов тем, "кто особо выделяется в своем безвкусии и расточительности". В числе таких оказался Храбн Гюннлёйгссон, начальник местной телевизионной службы новостей, чье присутствие на этой должности оставалось спорным. Злые языки поговаривали, что Храбн злоупотребляет своим положением, чтобы извлекать выгоду для себя, своих близких и друзей. Безвкусные решили сделать Храбна своим "маяком" и выдать именно ему первое удостоверение. С виду он отнесся к этому хорошо, так что не было заметно, понял ли он, вокруг чего всё вертится. Потом, однако, перед ним кое-что прояснилось, так как несколько позже в интервью газете школы Фленсборг (Flensborgarskóli), "Draupnir", он ответил на вопрос, придает ли он значение народу, который возмущен насилием и мерзостью в его картинах, с тем, чтобы нападать на Smekkleysa по какой-либо причине.

"Днем сюда пришли какие-то подростки и вручили мне это почетное удостоверение в проявленном мною в прошлом году "исключительно дурном вкусе"… я обрадовался, что этот народ был сконфужен, когда я сказал, что, если такие мелкие обыватели, как они, выдают мне подобные расписки, то я смотрю на это, словно входя в "святую троицу"."

- Храбн Гуннлёйгссон в интервью школьной газете "Draupnir", Flensborgarskóli, февраль 1987.

Из интервью можно заключить, что Храбн ставит себя в одну шеренгу с Йоунасом Хадльгримссоном Jónas Hallgrímsson и Йоуханнесом Кьярвалем (Jóhannes Kjarval), мучениками от искусства, благодаря этой расписке и извещает Безвкусных об этом. В действительности, все, кроме Храбна, кто присутствовал при церемонии вручения, говорят, что мысль о "святой троице" вероятнее всего явилась ему несколько позже, потому что никто не может припомнить ничего похожего.

"Мы могли бы сделать вручение [удостоверяющих актов] и ежедневным, но это должно всё-таки оставаться событием", говорят они.
"Получить подобное назначение - значит приобрести некоторую долю уважения по отношению к целям и намерениям общества. Но народ должен также принимать это как дружеское наставление, и должен поэтому начать обдумывать свои шаги… В своей работе на телевидении Храбн делал вещи, в которые человек неопытный никогда бы не поверил… например, выставлять на передний план своих друзей и товарищей в новостях или рекламировать собственный фильм, кормя ворон в познавательной передаче о зимних буднях государственного телевидения. Как всем известно, то один, то другой жирный кусок падал ему прямо в рот. Мы вручаем Храбну удостоверяющий акт своей организации за блестящую деятельность на ниве дурного вкуса в этом году, проявленную во всех областях: на телевидении, на Фестивале искусства, на юбилее Рейкьявика, где он получил все "лакомые куски"."

- Бьёрк, Браги и Тоур в интервью газете "Helgarpóstur" 6 ноября 1986. Интервью взяла Йоуханна Свейднсдоуттир (Jóhanna Sveinsdóttir).

Следующим получил расписку "стадмадюр" Якоб Магнюссон. Когда в Höfði проходила встреча президентов, Stuðmenn захотели попасть в центр внимания зарубежных СМИ вместе с рок-группой Strax (Сейчас), и бремя осуществления этой затеи легло в-основном на Якоба. Strax на скорую руку сочинили песню "Москва, Москва" ("Moscow, Moscow"), которая была исполнена с обращением ко всему народу на встрече, и многие другие песни, вышедшие на пластинке. Кроме того, участники Stuðmenn из кожи вон лезли, устраивая специальные концерты для газетчиков, телевизионщиков и радиожурналистов, но все было напрасно; люди не видели ничего другого, кроме двух вождей, и исландская попса их совершенно не волновала. Всё это пробудило нездоровый ажиотаж, и Smekkleysa решила вручить Якобу расписку за то, что Strax так энергично хватались за случай, однако мало преуспели в своих стараниях. Идея возникла на собрании Smekkleysa, и, чтобы подготовить почву, один из Сахарных кубиков позвонил Якобу, пока тот был на работе в Греттисгате, и провозгласил решение о выдаче удостоверения. Якоб обиделся, сказал, что он не "безвкусный" и отказался принять расписку. В официальном уведомлении, которое Smekkleysа опубликовала после этого, все было старательно задокументировано, и это сильно испортило отношения Сахарных кусков и Якоба на много лет.

В дополнение к этому Smekkleysa выдала только одну расписку спустя некоторое время. Ясно было, что на дело безвкусия и расточительности не забили, но, вероятно, Безвкусные поразились своей опрометчивости в деле с Якобом. Выдача расписки произошла вскоре после случая с Якобом в телевизионной передаче, в которой Smekkleysa впервые появилась перед взором общественности, и которая была показана 3 декабря 1986 года.

Пристрелите его (Skjótið hann)

"Греттисгата" вовсю использовалась Сахарными в конце лета, поскольку группа работала над записью двенадцати-четырнадцати песен, которые очень быстро были написаны в "Вэре" (Vera). У Кубиков не было средств, чтобы нанять специального клавишника для записи, и поэтому людям приходилось играть на клавишных по очереди. Эйнар Мелахс вскоре выбыл из игры и не участвовал ни в одной записи на студии. Решено было выпустить сингл с двумя песнями перед рождеством, а деньги для издания завалялись с продажи приснопамятных открыток. Также группа заручилась обещанием напечатать конверт и подходящий рекламный плакат у представителей Dansukker, как ранее было упомянуто. Когда Эйнар уехал осенью, чтобы заниматься хозяйством, в то время как Гвюдрун Маргрет Йоунсдоуттир, его жена, могла бы закончить обучение, он взял с собой записи, чтобы подготовить их к выпуску. Он поддерживал отношения со своим хорошим другом, Дереком Биркеттом из Flux of Pink Indians. Тот предлагал в свое время группе Purrkur издание на своем лэйбле Spiderlegs и поэтому обрадовался, когда Эйнар позвонил ему из дома и попросил помочь с выпуском диска Sykurmolarnir. Вскоре было решено выпустить треки "Ammæli" и "Köttur", так как они больше всего подходили к формату мини-пластинки. Другие песни, которые впоследствии стали "Life's too good", были короче, чем нужно, и поэтому их решили пока отложить в сторону. Дерек сказал позже, что восхищен всеми мелодиями, которые Эйнар оставил ему послушать, больше всего "Mótorslysi" ("Motorcrash"), и уверен в том, что они должны будут довести её до совершенства в Британии. "Ammæli" показалась ему неплохой, но он сказал, что не видит в ней ничего многообещающего, над чем можно бы было поработать.
Кубики решили заказать печать пластинок в исландской "Альфа-печати", хотя она и не пользовалась известностью фирмы, придирчиво относящейся к качеству.

Репетиции группы и сочинение музыки шли своим чередом, не теряя силы в отсутствие Эйнара; Безвкусные также продолжали устраивать чтение стихов и тому подобные "напасти". При содействии Ауси Фридрик Тоур Фридрикссон (Friðrik Þór Friðriksson) обратился к группе с просьбой написать музыку для его фильма "Skytturnar" ("Стрелки"/"Белые киты" в официальном переводе). Сахарные Кубики вместе сочинили несколько тем и записали их на студии "Hljóðaklettur" ("Поющая скала"), включив в запись некоторые более ранние мелодии, такие как "Drekinn" ("Дракон"), посвященная фургону Сигтриггюра и Эйнара. Также они записали композицию Velvet Underground "Sweet Jane", мотив из телепередачи о Бэтмане и "99th Floor", которую ансамбль Билли Гиббонса (Billy Gibbons) (позже в ZZ Top), Moving Sidewalks, выпустил в 1968 году. Эту песню исполнил Тоур. Эйнар включился в творческий процес, как только приехал домой; в это же время вышла в свет первая пластинка. В итоге Фридрик использовал лишь одну их песню в своем фильме, что вызвало большое неудовольствие членов Sykurmolarnir, которые явились на премьеру картины, чтобы услышать свой вклад, и ожидали большего. "Gramm" позже выпустил двенадцатидюймовую пластинку с музыкой из фильма, на стороне А которой был трек "Skyttan" ("Стрелок") Бубби Мортенса (Bubbi Morthens), а также "Drekinn" Сахарных Кубиков и две другие песни. Остальное не вошло в эту запись. Эйнар руководил процессом нарезки пластинки, пребывая за границей, где производилась нарезка, и написал на ней на стороне Sykurmolarnir "Þetta er B-hliðartónlist" ("Это B-side-музыка"). На другой стороне, стороне Бубби, было отведено место для его анти-китобойной песни "Er nauðsynlegt að skjóta þá?" ("Нужно ли стрелять в них?") с песней "Skjótið þá" ("Пристрелите их"). На повестке дня группы в это время была композиция "Af hverju ekki að skjóta hann?" ("Почему бы не пристрелить его?"), использованная затем для "Illur arfur", заголовок которой был содран с заголовка песни Бубби, хотя текст был посвящен совсем другой теме. Несмотря на это, Бубби и Эйнар всегда были хорошими друзьями (Эйнар был участником группы Utangarðsmenn (Люди по ту сторону) в 1980-м).

Фридрик Тоур отплатил Сахарным Кубикам за их вклад в фильм тем, что снял видеоклип к "Ammæli", который получился простоватым и запоминающимся и стоил всего 35 000 крон; в те годы он казася немного смешным, а сейчас - еще смешнее. С созданием клипа режиссер особо не стал мудрить: заставил Бьёрк разок пропеть песню перед объективом камеры, а затем смонтировал запись с помощью новомодного в ту пору видеокомпьютера.

По кусочку на каждого (Einn mola' á mann)

Einn mola' á mann Как ранее говорилось, официальным днем выпуска "Einn mola' á mann" ("По кусочку на человека"), сингла с "Ammæli" на стороне А и "Köttur" на стороне а, стал 21 ноября 1986, день рождения Бьёрк. Накануне Фридрик вернулся домой с матрицей пластинки, после того как они с Эйнаром за границей выполнили микширование и нарезку. Эйнар также вернулся немного раньше выхода пластинки, и примерно в это же время были готовы конверты. Диски были напечатаны в "Альфа-печати" на Хабнар-фьорде. Первоначальный тираж составил 500 экземпляров, однако не все пластинки были реализованы, потому что около половины получилось с такими искажениями, что их было невозможно проигрывать. Понадобилось много усилий, чтобы выяснить, какие из пластинок были пригодны для проигрывания. Опыт проводился дома у Браги, где все 500 пластинок были испытаны одна за другой: их поочередно ставили на проигрыватель и определяли, можно ли было их использовать. Когда работа была окончена, оказалось, что 250 пластинок непригодны, и поэтому 250 конвертов осталось. Пластинки для них были напечатаны многими годами позже. Нужно было склеивать конверты вручную, а также красить в красный цвет глаза Сахарного куска воинственного вида на лицевой стороне конверта, так как это забыли сделать при печати. Картинку нарисовал Фридрик, и она изображала Сахарный кубик со злобным взглядом, а под ним перекрещенные гитару и гаечный ключ. Эта эмблема впоследствии стала своеобразным отличительным символом группы и "Smekkleysa".

Dansukker Пластинка "Einn mol' á mann" была презентована на Смекклейс-вечеринке в "Duus-hús", который был своего рода дружеским местом встреч Smekkleysa, и группа после репетиций часто там собиралась. В пресс-релизе, отправленном в СМИ и подписанном E. Adler, было рассказано кое-что об истории изданий Smekkleysa, и среди прочего было упомянуто, что выпущена последняя книга стихов Тоура Эльдона, который заявлял, что завязал с поэзией, так как задумал сделаться авторемонтником. Появлялись и многие другие неподписанные информационные сообщения, в которых по большей части говорилось о том же самом, а также о том, что Smekkleysa собирается сотрудничать с лейблом One little indian в Лондоне, и что пластинка "Life's too good" выйдет в феврале 1987. Также появилась информация, что Smekkleysa подумывает о выпуске собственного периодического издания, которое будет называться "Nýr gúgur" (?), и что "в настоящее время продолжаются переговоры со многими известными авторами статей о том, чтобы они освещали события на его страницах". Одно наиболее сильное сообщение заканчивалось информацией, что Sykurmolarnir используют исключительно сахар "Dansukker" в кофе при сочинении своей слащавой музыки. Плата за вход на вечер в "Duus" была весьма умеренной, всего 150 крон, однако в неё были включены: показ Камасутры, о чем позаботился Сьоун, воздушные шары, чтение вслух стихов и не звучавшая ранее музыка. Также работал киоск, где представлялась возможность приобрести продукцию Smekkleysa. По всей видимости, вечеринка удалась на славу. Среди почетных гостей был экипаж гренландского траулера, и один из членов этого экипажа стал настолько вне себя от радости, что встал и произнес длинную речь по-гренландски, вызвав бурю одобрения у своих товарищей. Перед вечеринкой состоялась немногочисленная пресс-конференция, где присутствующие угощались голубым ликером, а один из владельцев "Duus-hus" купил маленьких пластмассовых динозавров и положил в каждый стакан.

The Sugarcubes Пластинка была принята довольно холодно, так как люди ожидали, что на подходе очередное творение в стиле "Kukl". На радио Rás двум ди-джеям показалась занятной песня "Köttur", а "Ammæli", напротив, в целом "Kukloподобной", и вследствие этого, песня со стороны "a" прозвучала несколько раз, тогда как сторону "А" практически нельзя было услышать вплоть до передачи Андреи Йоунсдоуттир (Andreu Jónsdóttir). На радиостанции Bylgjan пластинку приняли с ограниченным энтузиазмом, если не считать, что Хадльгримюр Торстейнссон (Hallgrímur Thorsteinsson) поставил кое-что из нее в своей передаче "Reykjavík síðdegis" ("Рейкъявик пополудни"), а также попытался настоять, чтобы ее ставили и в других передачах. Вскоре после того, как диск вышел в свет, Эйнар снова умчался за границу, и поэтому был вдалеке от забав, когда Смекклейсовцы сыграли шутку с Йоуном Густавссоном (Jón Gustavson) на телевидении и когда "Сахарные Кубики" впервые появились на экране.

Звёзды телеэкрана (Sjónvarpsstjörnur)

Björk "Smekkleysa" впервые появилась перед взором народа, когда Фридрик и Сигтриггюр были приглашены на телепередачу "I takt við timann" ("В ногу со временем") 3 декабря 1986. Ее ведущими были Элин Хирст (Elín Hirst) и Йоун Густавссон, а трансляция велась из Hótel Borg, владельцем которого тогда был предприниматель Олав Лёйфдал (Ólaf Laufdal). В середине передачи Йоун пригласил Фридрика и Сигтриггюра на сцену. Фридрик был холоден как лед, а Сигтриггюр - еще слабее. Разговор зашел об издательской деятельности, и когда Фридрик начал рассказывать об изданиях Smekkleysa, Йоун сказал, что "это уже реклама", подходящая для радиопередачи, но Фридрик тотчас ответил: "Да, но вы же не должны ничего платить". В общем перечне Фридрик назвал среди прочего недавно опубликованную книгу Тоура Эльдона "Taktu bensin elskan" - "учебник автомехаников". Фридрик: "надо полагать, что это его последняя книга стихов". Йоун: "А почему последняя?" Фридрик: "Он сообщил мне вчера, что продал права на распространение журнала в Исландии в ответ на этот самый вопрос". Затем разговор перешел на тему выдачи удостоверений Smekkleysa, и в зале послышался смех, когда было упомянуто, как Храбн получил удостоверение, а также как Якоб Магнуссон отказался получить свое. Йоун спросил почему, и Фридрик ответил: "Он счел, что в нем нет ничего безвкусного". Это заявление вызвало всеобщий смех, но Фридрик исправил положение, сказав, что безвкусицу обычно все и она сама считают хорошим вкусом. Йоун тогда обратился к его товарищу, попросив сказать, кому следующему должна быть оказана эта почесть, но они ловко ушли от ответа: Фридрик стянул с себя футболку и сказал: "У меня здесь две футболки, ужасно красивые и великолепно сделанные… Мы с друзьями собираемся подарить тебе и Хоуфи (возможно, речь идет о Хоульмфрид Карлсдоуттир (Hólmfríður "Hófi" Karlsdóttir) - мисс Мира 1985) такие футболки по случаю выхода ее дневника" (который написал Йоун). Йоун вскинул руки перед лицом, и присутствующие гости засмеялись. Йоун: "Я не смог этого избежать". Далее быстро добавил: "Спасибо вам большое", и попытался окончить разговор. Фридрик и Сигтриггюр, не желая уходить в таком положении, вытащили чековую книжку на 500 крон и предложили служащему на сцене, чтобы тот передал Олаву Лейфдалу для поддержки его бизнеса. В то время Олав только что приобрел развлекательный комплекс "Sjallinn" в Акюрейри. В завершение Сигтриггюр заявил: "Теперь у него, возможно, есть средства, чтобы купить H100".

The Sugarcubes Sykurmolarnir в первый раз выступили на телевидении 7 декабря в телепередаче "Geisli" ("Сияние"). Режиссер программы видел, как группа исполняла песню "Góður guð" на фестивале "N'art" летом, и позднее в том же году попросил Кубиков исполнить ее на передаче. Для этого Sykurmolarnir записали песню на студии Hljóðaklettur под руководством Ларса Гримссона (Lars Grímsson), но поскольку Эйнар был за границей, он пел в передаче по телефону. Таким образом, весь аккомпанемент был записан на магнитофонную ленту, а голоса звучали вживую.

Передача оказалась не подходящей для того, чтобы пробудить интерес к группе, так как голоса и аккомпанемент были совершенно не сбалансированы, и ко всему прочему, голос Эйнара по телефону был слишком резким по сравнению с другими. Отставание звука в телефоне от изображения Эйнара было нелепо-забавным.

Этой зимой деятельность группы была не слишком оживленной. Участники команды наряду с записью музыки вынуждены были вести борьбу за кусок хлеба: Тоур работал на студии "Fellahellir", Бьёрк - в "Gramm", Браги - в банке, Фридрик - в рекламном агентстве "Gylmur" и Сигтриггюр - в компании "Miðlun". Когда предоставлялось свободное время, они выступали на сцене без Эйнара: один раз на концерте, организованом учениками школы Flensborg в поддержку Amnesty International ("Международной Амнистии") в спорткомплексе на ул. Страндгата 12 февраля 1987, и в другой раз в подвале "Hlaðvarp" в середине апреля.

Хромой на обе ноги (Haltur á báðum)

The Sugarcubes Зимой 1986/87 за границей было вложено много труда, чтобы подготовить лучшие песни Sykurmolarnir к изданию. Как и ранее, их планировал выпустить Дерек Биркетт, который тогда основал новый лейбл "One Little Indian", пришедший на смену "Spiderlegs", как было ранее упомянуто. "One Little Indian" был создан, чтобы разорвать основные связи со звукозаписывающей компанией "Crass", так как Дерек удалился от своих прежних товарищей по музыкальной деятельности, хотя поддерживал еще с ними хорошие отношения. В это время "One Little Indian", который Кубики между собой звали "Óla" ("Кожаный ремень"), был предприятием - "выдвижным ящиком" при поддержке фирмы по печати пластинок "Mayking", где работала Сью (Sue), жена Дерека, тогда как сам он участвовал в группе "Flux of Pink Indians" и работал на студии на Берри-стрит. Это означало, что все выдававшееся свободное время и все ночи были употреблены для работы над изданием Sykurmоlarnir. К Дереку пришли на помощь его друзья и знакомые, которые были готовы работать за малую плату или за просто так, поскольку не было источников больших сумм денег, чтобы вложить в издание. За помощью с микшированием обратились к Рэю Шульману (Ray Shulman), бывшему члену арт-рок группы "Gentle Giant". Также в работе принимали участие Мэл Джефферсон (Mel Jefferson), Брайан Пагсли (Brian Pugsley), и, разумеется, сам Дерек Биркетт.

Эйнар первый раз выступил в пиджачном костюме в Опере в феврале 1987. После того выступления он не использовал костюм на сцене до концерта в Лос-Анджелесе в октябре 1992. Позднее между друзьями произошла размолвка, так как, когда оказалось, что пластинка "Life's too good" продается хорошо, те, кто раньше были готовы работать за малую плату, захотели помимо благодарности получить "кусок пирога". Таким образом прекратилось сотрудничество Sykurmolarnir и оформителя обложек пластинок Пола Вайта (Paul Withes), но все наладилось, когда группа вела работу над своей третьей долгоиграющей пластинкой. Другим недовольным стал Рэй Шульман, который хотел быть отмеченным за большее, чем он сделал. Впрочем, было довольно неясно, кто за что именно нес ответственность, но тем не менее, очевидно, что неповторимый звук "Birthday" - заслуга Мэла Джефферсона. Вскоре последний прекратил работу, и на его место заступил уже упомянутый Брайан Пагсли. Много труда потребовалось, чтобы сделать песню пригодной для издания, поскольку звукозаписывающая аппаратура на "Греттисгате" была далеко не самой лучшей. В качестве дизайнера обложки был нанят Пол Вайт, который владел и владеет (на момент написания книги) фирмой "Me Company"; впоследствии он окажет значительное влияние на тот образ группы, который сложился у британцев. По разным причинам было решено повременить с выходом первого сингла до августа, постоянно совершенствуя и добавляя к долгоиграющей пластинке последние штрихи, которые взяли на себя картинка, выбранная в качестве ее образа, и название "Life's too good". Последнее появилось так: однажды Йоухамар гостил в доме матери Бьёрк в Селфоссе (Selfose), и там ему подали кофе с коньяком. Когда же он вдобавок еще получил сигарету, то блаженно вздохнул и воскликнул: "Life's too good!", что было подхвачено внутри Smekkleysa.

Аусмундюр непременно хотел сотрудничать с "Сахарными Кубиками" и считал, что "Gramm" извлечет выгоду из подобной совместной деятельности. На заседании правления в Gramm позднее был поднят вопрос о необходимости выбора между Sykurmolarnir и Мегасом, потому что было бы невыгодно выпускать их обоих. Выбор пал на Мегаса, но, несмотря на это, Ауси сам много работал с Sykurmolarnir, стал впоследствии администратором Smekkleysa и руководил выходом компании на зарубежный рынок вместе с Risaeðlan и Bless. Его роль в истории "Сахарных Кубиков" трудно переоценить, поскольку он много помогал группе в ее первый год и всячески поддерживал.

В первых числах февраля Эйнар приехал домой с матрицей вышеупомянутой пластинки "Skytturnar", чтобы попытаться выпустить ее примерно в то же время, в которое должна была состояться премьера фильма. Данное событие прошло на фоне приглашения Sykurmolarnir работать на разогреве перед американской рок-группой Smithereens в Исландской опере. За день до концерта вокруг Smithereens возник большой ажиотаж, а пластинка группы заняла наивысшее место в исландском хит-параде долгоиграющих пластинок. Диски распродавались незадолго до концерта. Эйнар решил выйти на сцену в пиджачном костюме, а среди песен, задуманных группой для исполнения, была "99th floor", которую Эйнар с Тоуром пытались петь вместе. Однако, в нужный момент Эйнар не подхватил куплет, и поэтому Тоур спел один. Концерт прошел с оглушительным успехом, и слушатели, холодные и равнодушные вначале, пришли в восторг, особенно от "Tekið í takt og trega" ("Fucking in rhythm and sorrow"), когда все сидели, открыв рты, пораженные волшебством, происходящим на сцене. В середине концерта Эйнар прыгнул вниз в оркестровую яму, которая оказалась весьма глубокой, и сильно повредил обе ноги. Хуже было, что он приземлился между стержнями, поднимавшимися из пола. Однако Эйнар не заметил ранения до тех пор, пока его не привели в комнату отдыха оркестрантов после концерта, а Сигтригюру пришлось нести его из Оперы на спине. Днем позже Эйнар, хромой на обе ноги, уехал в Британию и там залечивал свои раны.

После концерта со Smithereens Фридрик решил, что с него достаточно. У него не было возможности проводить больше времени в Sykurmolarnir, так как он должен был усердно работать, чтобы избавиться от долгов после развода. Также у него сложилось мнение, что ему стоит заняться в следующем году чем-то другим, нежели играть в рок-группе. Он "сошел с дистанции" на полпути и позже обратился к литературной деятельности. Оставшиеся "Сахарные Кубики" подумывали одно время нанять нового гитариста вместо Фридрика, однако ничего не вышло. Они все же поговорили с Аурдни Кристьянссоном (Árni Kristjánsson), которого ранее приглашали войти в Kukl, но он не проявил интереса. Также с благодарностью отказался Кристинн Арднасон (Kristinn Arnason), который участвовал вместе с Эйнаром в ансамбле Iss!, не получившем дальнейшего развития. Кристинн однако выступил вместе с группой на концерте в Hotel Borg 6 августа, где играл на шэне в песне "Cindy", которую они сочинили с Эйнаром. Эта песня, впервые исполненная P.P.Djöfuls ég, была в расписании концертов Sykurmolarnir в первый год. Она впоследствии была издана как би-сайд на сингле "Planet", выпущенном в кильватере второй долгоиграющей пластинки Sykurmolarnir. Дело с гитаристом было "законсервировано", поскольку людям из группы показалось более перспективным раздобыть в коллектив клавишника, и прежде всего все нити привели к Эйнару Мелахсу, который "опоздал" в Израиль. В результате получилось, что группа "выкупила" Эйнара Мелахса в Исландию в начале 1988 года, и первое выступление без Фридрика, где Тоур Эльдон позаботился об оставшейся гитаре, состоялось в Duus 28 июля 1987, а тридцатого числа группа отыграла замечательный концерт вместе с Sogblettur в отеле Borg.

to be continued...

Перевод с исландского: Pabbi, Crew Glazjev
Специально для icelandculture.ru
<-- назад