MOVIE.IS

Screaming Masterpiece bonus | Amiina (Amína) interview

Amína (Júní 2004)

Эдда Рун Оулафсдоуттир (Edda Rún Ólafsdóttir)
Хильдюр Аурсайльсдоуттир (Hildur Ársælsdóttir)
Мария Хульд Маркан Сигфусдоуттир (Mária Huld Markan Sigfúsdóttir)
Соульрун Сюмарлидадоуттир (Sólrún Sumarliðadóttir)


Мария: - ...Мы знаем, что про некоторую музыку систематически умалчивали, и теперь нам приходится догадываться о том, как она могла звучать.

Соульрун: - В любом случае, что такое история? Это просто истории, которые рассказывают люди.

Мария: - Я один вечер играла в группе вместе с Helgi Björns (очень известный в Исландии актёр и музыкант - прим. перев.). Этого ни в одном учебнике нет.

Мария: - Это лучшее в работе здесь, в Исландии. Все готовы тебя выручить, одолжить автомобиль или оборудование… Иностранцы всегда удивляются, когда это видят… Если нам нужно какое-нибудь оборудование, мы просто делаем несколько телефонных звонков… и все заинтересованы и готовы помочь. Здесь можно позвонить даже какому-нибудь именитому исполнителю и попросить об одолжении… людям, которым в большинстве других стран ты бы не осмелился звонить. У нас нет того социального деления, которое видишь в других местах.

Соульрун: - Может, они и скажут, что у них нет того, что ты ищешь. Но дадут номера пятерых других людей, у которых оно возможно есть. А затем ты звонишь этим пятерым, которых никогда раньше не встречал.

Мария: - Когда попадаешь в музыкальный бизнес, видишь, что все здесь - парни. С тех пор, как появилась поп-музыка, он был заповедной зоной мужчин. Здесь все парни: менеджеры, управляющие звукозаписывающих компаний… Они все мужчины, и это не собирается меняться.

Соульрун: - Сейчас появилось несколько женщин звукоинженеров… Так что, может, пропасть и сужается немного.

Мария: - Это очень сложная тема.

Соульрун: - Да. Корни проблемы уходят очень глубоко, и изменения займут время. Бьёрк не так уж и давно начала, если смотреть исторически… А кто был до неё?

Мария: - Именно!

Соульрун: - Женщины певицы были, но не такого творческого уровня…

Мария: - Не делавшие всего по-своему, как она, независимо. Есть женщины, поющие в группах, даже возглавляющие их…

Соульрун: - И речь тут о перформансе.

Мария: - Верно. И это другая проблема, то, что люди в наши дни всегда хотят звезду. Они всегда ищут гения, а гений традиционно мужчина. Паганини, Лист, все мужчины! Вся классическая традиция - всё мужчины. И, думаю, женщинам сложно бороться с этой индустрией образа… от них ждут, чтобы они всегда были красивы, хорошо выглядели и неплохо пели.
... Мы гастролировали вместе с Sigur Rós по Британии. А в работе там присутствует очень строгая иерархия. Sigur Rós на самом верху и могут кого угодно отчитать. Но люди не особо знали, где в этой иерархии находимся мы. Во-первых, потому что мы девушки, а еще потому, что играем на струнных. Так что эти люди не принимают нас всерьёз, совершенно! Не знаю. Ты девчонка, но путешествуешь в этом мире парней. Водитель автобуса - парень, и вся команда парни, может, человек десять… дующих пиво…

Соульрун: - А мы единственные девушки!

Мария: - А затем приезжаешь туда, где будешь играть, и все тоже парни. Однажды я настраивалась и попросила у одного из них соединительный шнур… а он только начал смеяться, а потом ущипнул меня за задницу! А я просто спросила про шнур! Кажется, английские мужчины в особенности не знают, как разговаривать с женщинами, как тот тур-менеджер, постоянно ухмылявшийся и называвший нас "дамы", когда мы просто пытались делать свою работу и говорить о чём-нибудь по делу. Он только хихикал в наш адрес, и так продолжалось два месяца. Мы не знали, как это понимать, нужно ли нам начать носить джинсы… размахивать руками при ходьбе… только чтобы он принял нас всерьёз. Это довольно сильно выбивает из колеи.

Мария: - Мы хотим продолжать делать музыку так, как нам нравится. Думаю, она немного "девчачья"…

Остальные: - Да, да…

Мария: - И мы хотим продолжать в том же духе.

Соульрун: - Об этом вся и речь: делать вещи так, как сам это видишь.

Мария: - Мы не собираемся вытаскивать на сцену все наши компьютеры только для того, чтобы быть крутыми.

Соульрун: - Мы думали об этом… о том, чтобы брать их с собой.

(Соульрун изображает рубилово под комп)

Мария: - Так парни делают! Всё играет в записи, а компьютеры даже не подключены! Мы подумывали о том, чтобы использовать этот трюк, а потом решили: Забудь об этом! Мы будем и дальше носить наши милые платья и оставаться девчонками.

Мария: - Теперь уже с трудом можно называть это музыкой, это стало искусством звука… даже поп-музыка теперь - саунд-арт. В этой музыке соединяется весь мир звуков. Речь уже не о нотах и тональностях. Я заворожена музыкой и нашим ощущением пространственности. Если кажется, как будто бы ты плывешь в пространстве - это синтез звуковых отражений. Сидишь в уютной горной хижине с пледом и горячим чаем… это голос и гитара с очень плохой акустикой/сухим звуком. Ты можешь это почувствовать, ощутить пространство. Сегодня мы можем играть с чувством пространства слушателя. Мы можем сделать так, чтобы он почувствовал себя на улице или запертым в шкафу. И всё это просто играя со звуковыми волнами. Мне нравится об этом думать… чём-то, ощущаемом так…

Соульрун: - Это то, что так завораживает в музыке сегодняшнего дня. Нам был дарован этот мир звуков, чтобы пользоваться им и сэмплировать его так, как нам нравится. Сейчас у нас свободы больше, чем когда бы то ни было в истории.

Мария: - И потому, что мы используем больше звуков из нашей повседневной жизни… не инструментов, музыка становится более материальной, она больше не нечто возвышенное…

Соульрун: - Не какая-то абсолютная истина…

Мария: - Это не какой-то дар небес. Когда записываешь звуки каких-нибудь железяк и проезжающих мимо машин… тебе кажется, что это больше твой собственный мир, а не что-то исключительно для церкви. В этом разница между упражнениями целый день на скрипке… и игрой со своими сэмплами. Так или иначе, это более личное.

Соульрун: - Ты можешь подключить опыт и воображение…

Мария: - Существует море различий между струнным квартетом… играющим классическую музыку… и песней, начинающейся со звуков улицы и, может, кассового аппарата. Если слышишь это, то знаешь, что что-то происходит… можешь представить это себе. Можешь самого себя в это поместить. А та, другая музыка, совершенно абстрактна, настолько абстрактна, что не можешь её постичь. Но у нас есть лучшее из обоих миров - скрипки и сэмплированный звук.



Amiina

Amiina

Amiina

Amiina

Amiina

<-- назад