Это русский перевод транскрипта телевизионного шоу, посвященного Бьёрк Гвюдмюндсдоуттир (Björk Gudmunðsdóttir), впервые показанного в 1997 году в Англии на канале BBC под названием "The South Bank Show: Bjork Special", а затем - на канале Bravo как "Bravo: Bjork Special".
Продюсер и Режиссер Cristopher Walker ©LVT MCMXCVII
Вернуться к английскому транскрипту.

Есть допущение, что в переводе имеются неточности, связанные с неправильным или невозможным определением на слух некоторых слов. Также упрощены свойственные для участников интервью вводные слова, (Бьёрк и некоторые другие участники фильма часто употребляют выражения типа: "понимаете?" и прочие) однако интонационные паузы оставлены и выделены многоточиями. Также для удобства сохранены временные интервалы начиная с самого начала шоу, до времени окончания. Продолжительность шоу: 51:30.

Английский транскрипт и русский перевод: Leonsdóttir
Верстка: Eraserhead

00.00 Часть первая

00.00 Ведущий: - Сегодня вечером в South Bank Show - исландская поп-звезда Бьёрк.

00.34 Ведущий: - Добрый вечер! Бьёрк - оригинальный голос в современной поп-музыке, который при этом является еще и самым известным исландским экспортом. И хотя ей всего 31 год, ее карьера насчитывает уже 20 лет и включает в себя джаз, фолк, панк, классическую, танцевальную и электронную музыку. Ее экспериментальный подход к поп-музыке выражается в новых смешениях и необычных комбинациях различных музыкальных стилей. Она работала с такими разными людьми, как Трики (Tricky) и Бродский квартет (Brodsky Quartet), писала песни для Мадонны (Madonna) и Бернардо Бертолучи (Bernardo Bertolucci). South Bank отправился вместе с ней в ее родную Исландию и в южную Испанию, где она записывала свой третий сольный альбом.

01.17 [clip: Hyperballad]

02.53 Bono (U2): - Многим ли исполнителям есть, что сказать? Чтобы это было еще и оригинально или оригинально высказано? У нее есть свой совершенно особенный взгляд на вещи.

03.05 Björk: - Я думаю, люди всегда боятся чего-то нового. Если ты хочешь, чтобы произошло что-то новое, чего раньше еще не случалось, то тебе придется позволить себе сделать много ошибок. Тогда и появится настоящее волшебство. Потому что, если ты будешь просто осторожно играть, то не получишь ничего в ответ.

03.21 Vigdís Finnbogadóttir (президент Исландии 1980-1996): - Нельзя сказать, что Бьёрк кого-то копирует. Эта личность абсолютно уникальна. Тепло, зрелое отношение к жизни, сердце ребенка и исландский подход к тому, как жить на свете.

Björk: - Я родом из Исландии и эта гавань, возможно, и есть мои корни. И эта погода, и эти горы.
- Для меня - это сердце Рейкьявика.
- Я никогда не пытаюсь делать что-то исландское. Я не преувеличиваю то, что и так есть. Тот факт, что вся моя семья вот уже тысячу лет - исландцы, и я родилась здесь, со всем тем, что внутри меня... с этим круглым лицом и этим телом. Все это и так достаточно на меня влияет, мне не нужно... это настолько присутствует подсознательно, что мне не нужно концентрироваться на этом еще и сознательно. Но я... да, и так действительно полно всего.

4.39 [clip: The Anchor song]

5.55 Björk: - Ну, я всегда пела, с самого детства. Это всегда было моей естественной реакцией на вещи.

06.02 Björk: - Мой отчим, который, начал встречаться с моей матерью, когда мне было четыре, играл мне очень и очень много музыки и уделял много времени. Порой он проводил со мной каждый свой вечер. И мы писали много текстов, прорабатывали вещи, подбирали аккорды. А он в то время был членом группы, входившей в первые 40 групп Исландии.

6.22 [clip: юная Бьёрк читает сказку]

6.29 Björk: - Они отправили меня в классическую музыкальную школу, когда мне было пять. И там я провела десять лет. Школа была очень консервативной, а я - отпрыском бунтарей.

Ведущий South Bank Show

Vigdís Finnbogadóttir, президент Исландии 1980-1996

Бьёрк в гавани Рейкьявика

юная Бьёрк читает сказку

6.40 Björk: - Я делала свои маленькие проекты в уголке, получала много свободы. Я общалась со многими... вот как я познакомилась сo Штокхаузеном (Karlheinz Stockhausen - прим. перев.) и электронной музыкой. Понимаете, в принципе, я познакомилась со всей существующей музыкой, т.е. по крайней мере, с европейской, за последние, скажем, четыреста-пятьсот лет. И даже хотя, в конце концов, я и решила, что большая часть из нее возможно и не моё, по крайней мере, я знала, что она существует. Так что я могла сказать: "Ок, я с этим разобралась". Думаю, очень быстро я сказала: "Ок, у тебя есть классическая музыка, поп-музыка, джаз". А все думают, что их музыка - это здорово, а все остальное - дерьмо. Я очень быстро полюбила знакомить моих дедушек и бабушек с Джимми Хендриксом или мою маму с классической музыкой, или приносить джазовые аккорды в школу. А потом вроде как получилось, что я стала участвовать в группах, потому что была... одержима тем, чтобы делать что-то новое. Так что закончилось тем, что я заняла место у микрофона. Но все это происходило очень естественно.

07.52 Björk: - Я пою профессионально где-то с тех пор, как мне исполнилось одиннадцать-двенадцать.

07.56 [clip: Bænin]

08.10 Björk: - Это маленький городок, и люди знали, что я выступала, играла на флейте, пела. А потом этот парень захотел записать детскую пластинку.

08.17 Björk: - Было продано пять тысяч копий, в Исландии это считается золотой пластинкой. Но потом они захотели сделать... в звукозаписывающей компании оказалось, что они хотят сделать еще одну. Но я не хотела. Так что я... сказала: "Ок, на этом все". Потому что я чувствовала себя очень неловко, когда давала интервью и тому подобное, или когда люди узнавали меня на улице и в школе. Я получила гораздо больше внимания, чем хотела... до того, как попросила о нем. Я думаю, многие люди не получают столько внимания очень долгое время после того, как захотят его получить. Так что в своей голове я тут же определилась, что это не то, чего я хочу. Я хочу создавать музыку.

09.03 [clip: Violently Happy]

09.44 Evelyn Glennie (перкуссионист): - Своим голосом она может крайне походить на ребенка, или он может быть во главе всего и делать из нее абсолютную королеву... Эта гиперболизация эмоций - действительно то, что проявляется в ее голосе.

09.58 [clip: Violently Happy]

11.20 Björk: - Это был весьма безумный век для Исландии. Потому что еще сотню лет назад поколение моих бабушек и дедушек росло в землянках (в домах с крышами из дерна - прим. перев.). Они жили как в Средние века. А потом, в 1944, году мы стали независимыми. А после второй мировой войны стали, думаю, пятыми в списке самых богатых стран мира или что-то вроде того. Но очень быстро. За восемь лет произошло то, что, скажем, в Англии заняло четыреста. Это настолько быстро, что почти насильственно.

12.00 Björk: - Шесть или семь веков Исландия была колонией, и датчане очень плохо с ней обращались. И нам не позволялось давать представления, исполнять музыку, и танцевать. Это рассматривалось как что-то дьявольское или вроде того. И и таким образом рассказывание историй и саги стали тем, на чем мы помешались. Вся наша культура в основе своей литературна, очень сильно построена на литературе.

12.31 Björk: - Возможно, самой важной музыкой в Исландии было получтение-полупение, что-то вроде чтения нараспев, как в церкви.

12.37 Njáll Sigurðson (исполнитель традиционных народных стихов) читает нараспев римы

12.53 Njáll Sigurðson: - Бьёрк, она использует свой голос очень необычным образом. В ее голосе есть особый звук. И ... можно сказать то же самое про голос старых исландских чтецов, произносивших по памяти римы. Это не поющий голос, не совсем поющий, это не проговаривающий голос. Это что-то среднее.

Первый альбом Бьёрк

Evelyn Glennie, перкуссионист

Njáll Sigurðson, фольклорист

13.18 [clip: Unravel]

14.37 Vigdís Finnbogadóttir: - Женщины саг очень сильные. И Бьёрк одна из них.

14.46 Vigdís Finnbogadóttir: - Про исландцев говорят, что они смелы в искусстве. Они не просчитывают шаги: "Если я сделаю это сегодня, то завтра произойдет то-то". Они делают сегодня то, что должны делать сегодня. И это очень по-исландски, потому, что мы живем в противостоянии с природой, так что нам все время приходится защищаться. Мы не думаем об этом каждый день, но это, конечно же, формирует наш характер.

15.11 Björk: - Я думаю, что если ты родом оттуда, где природа может убить, я имею в виду, что тебя буквально может не быть здесь через неделю... это то, что делает тебя смиренным. И, я думаю, это полезно, это ставит тебя на место.

15.39 Björk: - Если и существует такая вещь, как исландские характерные черты, то речь пойдет о человеке, крайне независимом. Настолько независимом, почти самоуверенном. И, например, анархия, это просто... кто-то, люди, которые изобрели анархию сотню-две лет назад... реакция исландцев - "И что?"

16.04 [clip: Tappi Tíkarrass]

16.19 Einar Örn Benediktsson: - Ренессанс в исландской музыке происходил в 79-80... это называли "исландской панк-сценой", потому, что очень во многом это было "сделай-сам". Это было не что-то политическое, не левые и правые или что-либо подобное. Мы пели по-исландски и имели дело с исландской действительностью, и мы выпускали пластинки и делали практически все сами.

16.49 Björk: - Понимаете, это было очень глупым местным юмором. Кучка шестнадцатилетних террористов, пьющих абсент, контрабандой привезенный из Испании, сочиняющих ужасные мелодии, много раз отправляемых за решетку, устраивавших художественные выставки, снимавших свои собственные фильмы и, в принципе, ведущих себя как какие-то террористы, саботажники, что, по нашему мнению, было очень дерзко.

17.12 [clip: Kukl]

17.17 Björk: - Думаю, люди, сформировавшие Kukl и the Sugarcubes, Badtaste... они были обречены встретиться. Потому что в таком маленьком городке быть помешанными на одних и тех же вещах, бояться посредственности... Я думаю, она всегда была нашим самым большим врагом. Посредственность, материализм и узость мышления... менталитет маленького городка. И мы сделали бы что угодно, чтобы разрушить это.

17.47 [clip: Birthday]

18.27 Bono: - Голос этой девочки похож на ледяную скалу. Такой чистый... звук. Когда the Sugarcubes играют с тобой, а я готовлюсь в гримерной... даже если я не мог слышать группу, я ничего не слышал. Я слышал только этот низкий гул, идущий сквозь... знаете, стены стадиона или того места, где нам случалось играть. Казалось, я всегда слышу этот голос. Казалось, что он проходит сквозь металл и бетон, и стекло и... понимаете... И, он попадал прямо мне в сердце, что я могу сказать.

19.00 [clip: Birthday]

19.19 Einar Örn Benediktsson: - Не было ничего подобного. Была пустота в поп-музыке, и, конечно же, в ней был свет. И случилось так, что им оказались мы, и мы были из Исландии, и мы были the Sugarcubes.

19.31 Einar Örn Benediktsson: - Кто-то сказал мне, что Birthday был выбран синглом недели в журнале Melody Maker. И моим на это ответом было: "Вот дерьмо!". Потому что я знал, что это было бедой. И, парень, это и правда оказалось для нас бедой.

19.44 Björk: - Дело обстояло так, что компании обращались к нам и предлагали заработать миллиарды миллионов и... и мы просто отвечали им "F U C K off" потому что были террористами, знаете. И это посылание их обратно длилось полтора года.

20.01 Einar Örn Benediktsson: - Для the Sugarcubes никогда не было стать всемирно известными. Мы делали это для забавы.

20.10 Björk: - Двое или даже трое из the Sugarcubes были, возможно, самыми многообещающими поэтами или писателями нового поколения исландцев. И они обнаруживали, что за два года не написали ни буквы... потому, что они были заняты на саунд-чеках в Техасе, например, и Алабаме и исполняли гитарные соло, понимаете... Что забавно. Т.е. это действительно забавно. Но только по прошествии такого количества времени.

20.37 Einar Örn Benediktsson: - Я думаю, что ловушки бизнеса стали причиной конца the Sugarcubes. С нас было довольно, а все мы были друзьями. И тогда, вместо того, чтобы портить очень хорошую дружбу, мы уничтожили наши деловые отношения.

20.51 Björk: - Я делала музыку для театра, для фильма, поп-музыку, джаз, экспериментальную, электронную музыку... попробовав в принципе все, поработав со всеми в Исландии. Но все время с видениями других людей.

21.27 Björk: - Я переехала в Лондон, чтобы записать свой собственный альбом. Тогда для меня наступило время писать песни обо мне. Мне было 27. Я думала: "Хорошо, ты знаешь, ты трусиха, если не попробуешь". Переехать - было серьезным решением для меня, в основном из-за сына. Я по-настоящему семейно-ориентированный человек.

21.55 Björk: - Когда я приехала в Лондон, я искала. И я была очень сильно уверена в том, что не собираюсь делать... что я сделаю альбом, которого еще никто не делал. И так... когда я... люди и сцена, к которым меня больше всего тянуло, когда я приехала сюда, были людьми, знавшими также немного о том, что будет происходить, как и я. Не люди, у которых все уже установилось, но люди, все еще пытавшиеся изведать неизведанное, если хотите, и пытавшиеся открыть что-то, что еще не было открыто.

22.32 Björk: - Лондон великолепен, потому что он работает как плавильный котел для людей со всего света, непохожих на мои целей. Если я не общаюсь с ними регулярно и не вижу регулярно, как они играют, то просто схожу с ума.

22.50 Björk: - Знаете, в Исландии я очень сильно выделялась, понимаете. Мне просто нужно знать, что я не одна такая.

22.59 Björk: - Люди, которые нашли себе место в моей команде, хоть я этого и не планировала, были ... один человек из Ирана, один из Индии, один из Турции, один с Кипра, один с Барбадоса. Что-то вроде объединения иммигрантов.

23.13 Björk: - Для меня... весь брит-поп и Oasis, и гитарная музыка... Это-то что-то вроде боязни британцев потерять британскость. А иммигранты выходят на первый план.

23.27 Björk: - Англичане, брит-поп сцена, например, кажется, повторяют одно и тоже, как будто пытаются высоко держать викторианский флаг, оживить его, но он.... мертв, понимаете. И и кажется, что они не делают ничего плодоносящего.

23.40 Bono: - Ностальгия сегодня - повальное увлечение для большинства людей здесь. За исключением людей танцевальной и клубной культуры, где люди учатся будущему. Думаю, это и стало причиной интереса к ним Бьёрк.

Unravel

Kukl - France (A Mutual Thrill)

Birthday

Einar Örn Benediktsson

Бьёрк в Лондоне

Bono (U2)

23.49 [clip: Бьёрк в музыкальном магазине выбирает винил]

24.24 Bono: - Если она и ходит по магазинам, то она отмечает для себя хорошие идеи. Что в этом плохого? Я имею в виду, это именно то, что ты делаешь, не так ли? Ты просто... выбираешь что-то, подходящее тебе.

24.35 [clip: Бьёрк в музыкальном магазине выбирает винил]

24.39 Björk: - Я просто помешана на людях с захватывающими идеями. И это немножечко моя слабость. Мне не интересно работать с людьми, которые будут делать то, что им скажут. В этом нет смысла, тогда я точно так же могу сделать это сама. Так что я гораздо больше предпочитаю работу с людьми, такими же сильными, как я, и даже предпочтительно сильнее. Это как когда... я отдаю девять миллионов, и они отдают девять миллионов или что бы там ни было. И в этом весь кайф.

25.02 Evelyn Glennie: - Она в состоянии придерживаться своей индивидуальности... своего собственно стиля, не важно с кем вместе она работает. И многие из ее музыкальных комбинаций никогда раньше не делались.

25.16 [clip: Come to Me]

26.35 Ведущий: - В 1993 Бьёрк выпустила свой первый сольный альбом собственного сочинения. Он сделал ее звездой международного масштаба. Она продолжила, выпустив свой второй альбом в 1995, а затем, через четыре года пребывания в лучах славы, давление стало слишком сильным. И свои чувства она проявила на журналистке в аэропорту Бангкока.

26.53 Björk: - Все эти песни я создаю внутри себя, и вытащить их наружу из моей системы можно, только подвергнув меня крайней опасности. Я делала это в течение четырех лет, а потом все просто взорвалось.

27.10 Björk: - Когда достигаешь такой скорости жизни, как девять тысяч миль в час, ты не снижаешь скорость. Я думаю, ты на самом деле взрываешься. И разбиваешься. Это и произошло.

27.22 Einar Örn Benediktsson: - Бьёрк не нужно восхищение, чтобы делать свою музыку. И не нужно оказываться под пристальными взглядами и слышать шепот: "Это Бьёрк". Это причиняет ей больше вреда, чем люди могут... понимаете, они не знают, какой вред они ей причиняют.

27.40 Reporter: - Исландская поп-королева сегодня днем покидает свой дом в Западном Лондоне, все еще пораженная тем открытием, что стала мишенью для обезумевшего фаната, пытавшегося причинить ей вред.

27.49 Björk: - Я просто, это очень печально. Просто, когда кто-то отстреливает себе лицо, это ужасно. Я не уверена, смогу ли нормально спать какое-то время.

28.00 Reporter: - Это последние фотографии отправителя бомбы. Его тело было обнаружено после того, как соседи вызвали полицию. Странным образом он заснял себя, делающим химическую взрывчатку.

28.08 Björk: - Люди не должны принимать меня слишком буквально, и залезать в мою личную жизнь. Я делаю музыку для людей.

28.15 Björk: - По существу, бомба была послана ко мне домой, и я уехала из Лондона. И отправилась в Испанию. Затем я поняла, что на самом деле это сделал всего один человек. И нельзя винить в произошедшем... целую нацию, не так ли? Понимаете. Но, но, когда такое случается, не важно, что люди говорят тебе. Ты просто... нет логики. Просто когда переживаешь подобное, ты... хочешь уйти и никогда не возвращаться назад.

Бьёрк в музыкальном магазине выбирает винил

Come to Me

Интервью после покушения

28.54 Часть вторая

29.12 Ведущий: - Большую часть этого года Бьёрк провела в Испании, где записывала свой третий сольный альбом.

29.24 Björk: - Я думаю, что есть что-то совершенно особенное в жизни на краю континентов. И... чувствуешь себя совсем по-другому, а так не должно быть. Выглядываешь в окно и можешь увидеть там другой континент. Это что-то... что-то очень здоровое, так или иначе. Эта идея, что каждое утро ты могла бы просыпаться и буквально отправляться в Африку.

29.46 Björk: - Когда я жила на берегу океана, я просыпалась каждое утро, и мне нужно было походить где-то час по берегу, на встречу (изображает волну). И после этого я чувствовала, что я в Испании. Теперь я могла работать. А на следующее утро просыпалась и вновь не понимала, что я тут. Я действительно в течение месяца так делала, а потом переехала сюда, в горы. И единственный для меня способ все это принять, потому что все это настолько неистово... И я продолжаю об этом думать, а не просто смотреть как на фон... и это вроде как... ты собираешься убрать шторы с окон.

30.33 Björk: - Это то, что у меня есть, то, что я обычно держу дома, где записываю только демо. Мы все собрали и привезли в Испанию.

30.47 Björk: - Когда я записывала Debut и Post, они во многом были чем-то вроде лучших хитов из моих музыкальных пристрастий. И я знала, что для этого понадобится два альбома. Поэтому я назвала их "Debut" и "Post" - "До" и "После" избавления от старого каталога почти что. Изящно, понимаете. Потому что ты можешь двигаться вперед только, если сделаешь это. Так что это что-то вроде нового старта для меня, и поэтому я хочу назвать альбом "Homogenic" или "-genous", или "-genius" ("Гомогенный", "Однородный") или как бы то ни было... Все еще над этим работаю. Потому что у него один вкус. Это я, сейчас, понимаете, здесь. И он будет... вместо всех этих разнообразных инструментов, здесь будут только биты, струнные и голос.

32.01 Björk: - Я знала, что этот альбом будет чем-то вроде "назад в Исландию", вот что я собираюсь сделать. Но очень сложно начинать все практически с нуля, когда нет традиции, как бы то ни было. Но было несколько пионеров, пытавшихся взглянуть на пейзажи и на страну, а затем то, что они увидели и почувствовали, сделать звуком.

32.21 Sibbi Bernhardsson (скрипач): - Существует несколько исландских композиторов, и когда они сочиняют исландскую музыку, они, понимаете, пытаются имитировать... гейзеры или вулканы. Потому что исландский ландшафт очень суров, понимаете. Это, понимаете, у нас нет ничего подобного, деревьев. У нас почти нет деревьев. У нас есть много лавы, вулканов, много всего извергающегося. Погода это только ветер и снежные бури. Думаю, эти звуки она и ищет. Она говорила об этом, ей нужно больше сырого звука, не этого красивого европейского, может быть.

32.55 Björk: - Найти этот голос очень трудно. И это почти как будто бы тебе нужно найти свои собственные корни. Это - одна из причин, почему я пригласила восемь струнников. Я хотела, чтобы все они были исландцами.

33.10 [clip: Бьёрк дает указания музыкантам в студии]

Здесь нужно больше вибрато...
... больше драмы
... очень Мата Хари
Это почти слишком...
Может быть немного...

33.29 Sibbi Bernhardsson: - Ну, я уловил немного из того, как она использует интервалы, например, квинты. И это очень традиционно для Исландии, и, вообще-то, уникально. Исландские народные песни часто используют интервал квинту. Это идет через всю песню. И это, она таким же образом использует это в своих произведениях, это делает их очень исландскими.

33.47 Sibbi Bernhardsson: - Например, в Hunter две виолончели играют мотив из двух тактов, и один из виолончелистов играет нижнюю ноту, тогда как второй играет его на квинту выше. И когда вы это слышите, то это то самое, исландское.

34.11 Björk: - Я написала песню, которая называется Hunter, и она основана на рождественском рассказе моей бабушки про два разных типа птиц, которые... птицы, у которых всю жизнь одно и то же гнездо, как лебеди. И у них всегда одна и та же пара, всю жизнь. И птицы, которые все время путешествуют, и у них всегда разные пары. Как бы принятие сознательного решения оставаться охотником.

34.36 Björk: - Она, в конце концов, стала немножечко "Болеро", полагаю. Может быть, потому что это Испания.

34.41 Björk: - Это единственная песня со струнной аранжировкой, которую я попросила Деодато сделать полностью.

34.46 Eumir Deodato (струнный аранжировщик): - Одной из обсужденных идей была та, что может быть попробовать такой элемент как болеро, знаете, "Болеро" Равеля. И в процессе записи мы решили усилить определенные аспекты струнных партий... нот, протяжностью и плавным исполнением.

35.09 [clip: Бьёрк, диалог с Деодато в студии]

- ... было бы чудесно, если б кто-нибудь сыграл соло .... на верху.
- А?
- Можно было бы сыграть соло поверх.
- Конечно.
- Тут должно быть ошеломление

35.28 Deodato: - Когда она что-то говорит мне, то это уже в большой степени что-то готовое... То, чего она действительно хочет, насколько я понял, а я был прав в том, что понял именно так, это цвет. Ей очень нужен очеловечивающий фактор в треках, которые в основе являются... эээ, скажем, последовательными, использующими различные звуки или использующими электронные звуки.

35.50 [clip: Бьёрк в халате дает указания музыкантам в студии]: - Хорошо, если б мы этот дубль тоже записали, чтобы он тоже был. Мы придем завтра... (Деодато: - Мы можем добиться большей сценичности) и сможем послушать, что получится. И тогда будем знать, что исправить (Деодато: - Совершенно верно), работает это или нет. По крайней мере, запишем, хорошо?

36.17 [clip: Hunter]

37.16 Björk: - Раньше я много работала с QR-20. Это другое устройство, но такого же размера. У тебя есть восемь дорожек и сотня шумов. И ты можешь написать столько песен, сколько захочешь. И многие из моих мелодий за последние четыре года я написала на нем. Это так невероятно... удобно. Вставляешь батарейки и можно брать с собой. И можно, можно писать в самолете или у бабушки дома, или на вершине вулкана... или в клубе, или в метро. А, а это другое устройство. Это что-то вроде семплера. Марк Белл купил его для меня, и пока еще только учит им пользоваться.

37.54 Mark Bell (LFO): - Это просто способ захвата шумов, скажем, акустических инструментов... Шумов, но затем тут... ты можешь поменять их высоту... это делает их, любой шум, чем-то музыкальным, простое закрывание двери - звуком ударных.

38.09 Björk: - Что бы я хотела сделать... живьем... так это наложить чудные эффекты на свой голос.

38.32 Björk: - Я сделала сознательный выбор, в том, что биты на этом альбоме будут очень простыми, почти наивными, но все равно эээ очень естественными, но очень взрывными. Как будто бы они все еще в процессе становления. Что для меня во многом Исландия.

38.57 Björk: - И мы бы очень медленно, в течение почти года, собрали библиотеку шумов.

Бьёрк в Испании

струнный оркестр в студии

Sibbi Bernhardsson, скрипач

Deodato, струнный аранжировщик

Бьёрк рассказывает про семплер

Mark Bell, LFO

39.08 Björk: - Исландия, возможно, географически самая молодая страна на планете. Она все еще меняется и растет, она очень сырая.

39.23 Björk: - Много извержений, по крайней мере, в последние несколько сотен лет. И слой лавы был очень тонким и очень быстро покрыл большую площадь. Покрыл озера. А пар с давлением прорвался через него наружу. И получились маленькие холмики.

39.52 Björk: - Здесь много энергии. Я хотела, чтобы биты были такими же.

40.08 [clip: Pluto]

40.36 Björk: - Я одержима электричеством. Мой отец электрик, и дедушка тоже. И я с самого детства была помешана на таких людях как Штокхаузен, Kraftwerk, Brain Eno.

40.53 Björk: - Электричество существовало всегда, и это не явление этого века. Оно всегда было в громе и молнии, и в Исландии, в молоте Тора, понимаете, и в акупунктуре, которая существует одну или две тысячи лет.

41.11 Björk: - Электричество и оборудование - это просто инструменты. Вместо дерева или кожи, или металла. И всего того, из чего на сегодняшний момент мы извлекаем музыку. Прикасаясь к струне, мы используем электричество, чтобы передать звук в воздух.

41.27 Björk: - Для меня это то, что я возможно назвала бы "техно".

41.38 Björk: - Меня поражает, когда люди говорят мне, что эээ у электронной музыки нет души, и винят компьютеры. Тычут в них пальцем, как бы говоря: "Здесь нет души!". Ты не можешь винить компьютер. Если в музыке нет души, так это потому, что ее туда никто не вложил. И это не вина инструмента.

42.01 [clip: 5 Years]

43.10 Mark Bell: - Есть как бы два пика, очень жесткие ударные, а затем красота голоса. Это противопоставлено.

42.15 [clip: 5 Years]

43.16 Mark Bell: - Чтобы что-то было красивым, что-то должно быть уродливым. Если все красиво, то тогда, ничто не красиво.

43.59 Sigrún Edvaldsdóttir (скрипачка): - Когда впервые встречаешь исландца, иногда они холодны с тобой. Но затем, когда они начинают относиться к тебе с большей теплотой, они становятся огненными. Мы очень горячий народ.

44.26 Björk: - В течение недели ты бываешь во всех этих настроениях. Ты ворчлив, жизнерадостен, глуп, нежен, заморочен, угрюм. И, и конечно же, есть песня на каждый случай, понимаете.

44.43 Bono: - Радость - это, то, что сложнее всего передать. Пишешь ли ты картины или снимаешь фильмы, что бы ты ни делал, понимаете. Легко рисовать черной краской, легко быть злым. Но экстаз в ее голосе - это что-то необычное.

45.05 [clip: Jóga]

46.22 Björk: - Большую часть своей работы я делаю у себя в голове. Просто когда занимаюсь другими делами. И я этого не замечаю, потому что делаю это уже давно или потому, что я столько лет провела не записывая свои песни. Я не записывала их до 27 лет. Естественным образом все организовалось в моей голове, и там есть все эти отделения и маленькие комодики, и ящички. У меня появляется идея, и я кладу ее в ящичек, и могу вернуться к ней год спустя. И она все еще будет там.

46.51 Björk: - И так я вхожу в комнату, и кажется, что начинаю работать над песней. Но на самом деле, я, возможно, работаю над ней вот уже год.

47.05 [clip: Бьёрк в студии дает указания музыкантам]

- Не гораздо ли лучше получилось?
- Чувствую, что все еще можно продвинуться дальше
- Это должно звучать еще больше как The Sound of Music
- Сентиментально... на самом верху

47.15 Björk: - Я пишу где-то одну песню в месяц. И обычно это просто тема месяца, как саунд-трек к этому месяцу в моей жизни.

47.22 Björk: - Это текст песни про мою лучшую подругу Jóga. Но все остальные страницы, ни коим образом я их для вас не открою, чтобы вы мне не предложили. Потому что это настолько личное, что даже пугает. И у меня есть прекраснейший секретный код, который называется - исландский язык. Так что вы, ребята, никогда не узнаете, что здесь сказано.

47.47 [clip: Jóga]

49.00 Björk: - Номер один, два, три, четыре и пять и т.д. до семидесяти трех - я поп-музыкант. И я, я делаю музыку для каждого. Не для VIP или образованных людей, или вроде того. Так что я хочу сделать так, чтобы... Это должна быть поп-музыка, чтобы каждый мог как-то к ней отнестись. И это задача, над которой можно поэкспериментировать. И я понятия не имею, сработает это или нет. Но нужно попробовать.

49.30[clip: Jóga]

51.20 В финале ведущий говорит, что будет в передаче в следующий раз.

"Five Years"
Sigrún Edvaldsdóttir, скрипачка
Бьёрк и Деодато,
дают указания музыкантам в студии

Перевод: Leonsdóttir
<-- назад