Heima Некоторые группы любят поговорить. А некоторым нравится, когда за них говорит их музыка. В начале прошлого месяца вы могли видеть немного (ладно, совершенно) невыносимое видео, в котором великолепная исландская группа Sigur Rós увиливает от вопросов программы "Bryant Park Project" Национального общественного радио. Однако, интервью Pitchfork с вокалистом Йоуном "Йоунси" Тоуром Биргиссоном (Jón "Jónsi" Þór Birgisson) было не таким провальным. Биргиссон был настроен дружелюбно и понимающе, несмотря на массу помех со связью, и даже смеялся, рассказывая, что мой вопрос оказался одним из списка его самых нелюбимых вопросов. Но все же приза за общительность ему не видать, и разговор прервался неожиданными короткими гудками. Хотя к тому моменту мы уже почти закончили, так что все в порядке.

Корреспондент Pitchfork общался с Йоунси Биргиссоном посреди головокружительного турне группы по Северной Америке в поддержку потрясающего нового концертного DVD Heima и чудесного альбома акустических и редких записей LP Hvarf/Heim (Heima выйдет в Северной Америке 20 ноября; Hvarf/Heima уже вышел на XL). Мы поговорили о том, что уходящий год был продуктивным для группы, о планах на ближайшее будущее и о том, что же действительно случилось во время того самого интервью.

Pitchfork: Вернемся немного назад, в апреле вы вывесили на своем сайте длинный список всего, что группа планировала сделать в этом году. Целая опись всего, и релизом Hvarf/Heim вы выполнили почти что весь список. Есть ли у Вас чувство удовлетворения проделанной работой?

Йоунси: Да, определенно есть. Т.е. мы долгое время были в туре, так что думаю - это очень хорошо. Потому что когда ты в туре, то больше ничем не можешь заниматься. Много чего не можешь делать, когда находишься в постоянном движении.

Pitchfork: Кажется ли Вам, что в этом году Вы работали особенно много?

Йоунси: Думаю, я много работал. Всегда оставляешь множество дел незавершенными. Но когда ты в туре, кажется, что все намного, намного сложнее. Путешествия жестоки, постоянные переезды с места на место… Но в этом году мы смогли посидеть дома. На самом деле до сих пор мы не особенно много чего сделали. Позже, где-то в конце этого месяца, мы возвращаемся в студию. У нас много идей. И песен. Есть несколько написанных песен и несколько идей.

Pitchfork: Будет ли это материал для альбома?

Йоунси: Да, то, что мы собираемся делать сейчас в ноябре, будет полноценным альбомом.

Pitchfork: Перед некоторыми показами фильма вы выступали с акустическими концертами, а Heim весь акустический. Что стояло за решением в этом году сконцентрироваться на акустике?

Sigur Rós Йоунси: Когда мы гастролировали по Исландии, в течение где-то двух недель, все концерты, кроме одного в горах, были акустическими (прим. перев. - видимо имеется в виду двухнедельный тур по Исландии летом 2006 года). И это как будто открыло нам глаза. Раньше мы никогда такого не делали. Мне понравилось - слышать песни по-настоящему сырыми, обнаженными. Их было по-настоящему тяжело играть. Во всей их наготе! Но в то же время мне это помогало, я учился это делать. Наверное, поэтому мне захотелось сделать альбом таким. Мы решили, что это будет интереснее, чем просто концертный альбом. Нам не сильно нравилась идея с "живым" альбомом, с представлением песен с последнего альбома - могло закончится тем, что песни звучали бы хуже.

Pitchfork: Несомненно, вы видели очень много красивых мест по всему миру, но, тем не менее, решили снять Heima целиком в Исландии. Кроме вашего происхождения, есть ли еще что-нибудь, что связывает вашу музыку с Исландией?

Йоунси: Нам столько раз задавали этот вопрос - он просто из списка наших самых нелюбимых (смеется). Наверное, есть. Наверное, я не знаю. Конечно, как Вы сказали, мы родом оттуда, мы там выросли, поэтому, определенно, что-то есть. Наверное, это в большей степени нечто бессознательное, чем запланированное. Сложно сказать, но, думаю, мы бы точно играли другую музыку, если бы выросли на Ямайке или еще где (смеется).

Pitchfork: Да, понятно. Когда все планы выполнены, а теперь снова в студию, нет ли ощущения, что работа не закончится никогда?

Йоунси: Кажется, дел всегда полно, много всего на подходе. Но это здорово. Действительно здорово. Думаю, в этом году мы хотели завершить много старых незаконченных дел, разобраться с призраками прошлого. Мы вроде как откладывали их, потому что занимались чем-то другим. Здорово, что мы с ними покончили и теперь можем сконцентрироваться на чем-то новом и свежем. Мы собираемся этим заняться в течение месяца или около того. Потом будет релиз Odin's Raven Magic на DVD - над этим мы тоже сейчас работаем.

Pitchfork: Я просто должен спросить: несколько недель назад вся группа давала Национальному общественному радио интервью, которое многие видели или слышали в Интернете. Не было похоже, что вам есть что сказать в ответ на то, что у вас спрашивали, и некоторые задались вопросом: намеренно ли вы вели себя так неприятно? Не могли бы Вы разъяснить, что же все-таки произошло?

Sigur Rós on NPR's Bryant Park Project 2007.05.10 Йоунси: Думаю, по большей части это случилось из-за того, что мы были все вместе. Когда собираешь вместе четверых человек - что-то просто замыкает, никто ничего не говорит, и каждый ждет, когда другой скажет что-нибудь. Это сбивает с толку. Думаю, в этом основная причина. И все были не в настроении давать интервью.

Pitchfork: Понятно. Значит, просто такой день выдался, одна случайная ситуация?

Йоунси: Да, да. Это было чем-то вроде ошибки? (смеется)

Pitchfork: Не кажется ли Вам, что в вашей музыке есть что-то такое, что нет необходимости обсуждать?

Йоунси: Помню, когда мы начинали, мы по-настоящему ненавидели интервью и тому подобные вещи, потому что думали, что копаем слишком глубоко и говорим о том, о чем не следует говорить. Как будто бы ты стираешь магию музыки, когда говоришь о ней слишком много. Из этого разряда. Сейчас мы нормально относимся к интервью. Иногда это здорово. Иногда это похоже на прием у врача, если это хорошая беседа. Но, конечно, мы устаем от одних и тех же вопросов снова, и снова, и снова. Это выбивает из колеи.

Pitchfork: Есть ли какие-то определенные вопросы, которые вы не любите? (Не считая вопроса о влиянии Исландии на вашу музыку).

Йоунси: Нет, я не хочу об этом говорить. (смеется)

Pitchfork: Хм, достаточно честно. Ваша музыка, кажется, прекрасно подходит на роль музыкального сопровождения, и список фильмов, в которых она использована, впечатляет. На Ваш взгляд, хорошо ли ее используют в таком качестве?

Йоунси: Да, в некоторых вещах да.

Pitchfork: Можете сказать, в каких?

Йоунси: Нам нравится "Водная жизнь" (The Life Aquatic)

Pitchfork: Это был просто хороший фильм и было мило, что ваша песня звучит в нем, или же было что-то особенное в ее использовании именно в таком контексте?

Йоунси: Думаю, это был просто хороший фильм.

Pitchfork: Что Вы можете рассказать мне о Hvarf/Heim с точки зрения структуры песен? Не кажется ли Вам, что вы движетесь в каком-то определенном направлении?

Йоунси: Это как наша старая программа. Как старые песни, несколько старых записей и несколько новых.

Pitchfork: Вы как группа чувствуете на себе давление необходимости развиваться или меняться?

Женщина на заднем плане: Пора идти.

Йоунси: (вешает трубку)

Sigur Ros on NPR's Bryant Park Project

Интервью Пола Томпсона (Paul Thompson), Pitchfork.
Перевод Анны Шастак, под редакцией Leonsdóttir.

<-- назад