Пожалуйста, не мешайте Sigur Rós

Alafoss Вот важный факт: Sigur Rós записывают блестящий новый альбом в своей студии в Mosfellsbær. Группа, недавно отпраздновавшая свой десятый день рождения, работает вместе на уровне, который поразит фанатов и всех, кто интересуется современной музыкой.
Sigur Rós, любимцы критиков и обладатели преданной фанатской базы, в следующем году докажут, что заслуживают такого внимания, и станут еще более грандиозны.

Пока фотограф вывозил меня из Рейкьявика, жалуясь на то, что Mosfellsbær - это окраина, до которой очень долго добираться на автобусе, я смог заметить, что, хоть городишко и скучен настолько, насколько это возможно, большинство людей в мире были бы впечатлены красотой этого места, расположенного у подножия гор и напротив залива. Sundlaug, студия Sigur Rós, - поразительное сооружение: старый, бетонный бассейн - да, но старый бетонный бассейн с рекой, бегущей под ним, прудом с утками с одной стороны и терассированным холмом, использовавшимся как природный амфитеатр, - с другой.

Все могут играть на чем угодно

Alafoss Sigur Ros studio Когда мы, постояв снаружи и выслушав песню целиком, наконец-то открыли дверь в студию, группа плавно закончила. Да, нас уже ждали. Йоунси (Jónsi - Jón Þór Birgisson), вокалист и мультиинструменталист (все в группе умеют играть на чем угодно), немного стесняясь, провел нам экскурсию по студии. Участники группы пошли обуваться, чтобы направиться в пекарню-кондитерскую. В идеальном мире мы брали бы интервью в кондитерской. Там не было свободных мест, и никто особо не собирался нам уступать. Совершенно никого не интересовала восхваляемая критиками группа. Единственным, что привлекло к нам внимание, было то, что я сделал заказ на английском.
Итак, мы вернулись в студию и нырнули в свой скромный уголок. Я сел на табуретку, вытащил блокнот, и все стало скучным.
После, когда закончили с интервью, все участники группы начали улыбаться и потягиваться. Они сделали свое дело. Я остался и отошел с дороги, а ребята побежали вниз, на дно старого бассейна, и начали играть на вибрафоне и органе.

Не было почти никаких эффектов. И Йоунси пел без микрофона. Его голос все равно не давал покоя. Его было все также прекрасно слышно. Йоунси играл основу, или - центральные аккорды, на органе, а над всем этим остальные участники группы плели свои мелодические кружева. Самое близкое сравнение, которое можно привести, это, наверное, некоторые из инструментальных вещей на новом альбоме Belle and Sebastion - это было кристально чисто, сложно и гипермелодично. По мере продолжения композиции, участники группы, улыбаясь и смеясь, бегали от одного инструмента к другому. К концу песни номер один появились жесткий ударный бит и ведущая линия басов, и композиция показалась поистине завершенной.

Мощный дрим-рок во время английского чаепития

Во время второй песни я сделал удручающее открытие: все в Sigur Rós хорошо играют на вибрафоне. И снова, все бегали вокруг от инструмента к инструменту, на этот раз, создавая развязку, в которой игрушечное пианино выдавало свои хрупкие звуки поверх музыки, которую я могу описать только как мощный дрим-рок во время английского чаепития.

Группа была счастлива. Я был счастлив. Фотограф был счастлив. Я сказал: "Это было здорово. Правда, здорово"

Наблюдать, как они исполняют свои новые песни, для меня как для меломана стало кульминационным моментом в жизни, серьезно; и группа состоит из очень приятных людей; но брать у них интервью - отстой. Поверьте. Пятнадцать секунд с начала интервью - Йоунси и Рагнар вышли из комнаты. Пятнадцать минут спустя Орри (Orri - Orri Páll Dyrason) и Гогги (Goggi - Georg Holm) и я решили просто сдаться.


ОНА ИЗМЕНИЛАСЬ

И это, кстати, часть сути Sigur Rós. Для группы, выпустившей альбом без названия с десятиминутными песнями и текстами на хоупландском (Hopelandic - прим. перев.), обычное интервью может быть немного напряжным . Вот отрывок того, что у меня получилось:

Барт: Вы можете описать музыку с нового альбома?

Гогги: Она изменилась.

Барт: А как она изменилась?

...Молчание...

Гогги: Наша музыка естественным образом эволюционирует.

...Молчание...

Барт: Хорошо, повлияла ли на вас какая-нибудь музыка при написании альбома? Какие-нибудь диски произвели сильное впечатление?

Гогги: Хип-Хоп

Барт: Серьезно?

Гогги: Нет, ничто из того, что мы знаем, не влияет на нашу музыку.

Орри, который до этого момента был крайне молчалив: Мы никогда не стоим на месте.

Ладно, это продолжалось примерно так же. И я не хочу сказать, что они вели себя недоброжелательно. Они просто были очень молчаливы.

"Невероятно молчаливы"

Бьёрн Эрлингюр Флоуки Бьёрнссон (Björn Erlingur Flóki Björnsson) занимается официальным сайтом Sigur Rós, www.sigur-ros.co.uk. Он истерично смеялся, когда я сказал ему, что у меня получилось плохое интервью.
"У всех так. Кто тебе попался?"
Я сказал ему, что Орри и Гогги, басист и барабанщик.
"Это худшая парочка, они просто невероятно молчаливы"

Какого черта, сказал я. Они милые ребята и делают великолепную музыку, зачем им умышленно давать мне плохое интервью? Ничего личного: "У меня тоже было плохое интервью… Мне попались эти двое… Sigur Rós сделают что угодно, лишь бы избежать коммерческой стороны. Для них интервью - это бизнес".

"Все знают, что они не очень хороши в интервью", - продолжал он. - "Самое худшее это то, как зарубежные журналы пишут и пишут о том, какие они молчаливые ребята. Они преувеличивают их замкнутость. Они обожают выставлять исландские черты еще более уникальными, чем они есть на самом деле. "О! Это так по-исландски!"" Нет, их отсутствие интереса к интервью не типично исландская черта. Ну смотрите, просто Sigur Rós - это не та группа, у которой вы берете интервью. Давайте это так и оставим. Если вы хотите от Sigur Rós хорошего интервью, то спросите себя - зачем.

Новый альбом группы должен быть завершен в начале следующего года. Когда он выйдет, люди, надеюсь, расслабятся и насладятся им вместо того, чтобы мешать вопросами… или даже комплиментами.

Источник: Bart Cameron The Rejkyavik Grapevine

<-- назад