"Все, что я хотела сделать для этого альбома, -
это просто повеселиться и сделать что-то,
что было бы полноценным и по-настоящему бодрым"

Björk, photo Erez Sabag В пятницу Бьёрк открыла свою музыкальную шкатулку и явила последнее на сегодня сокровище - Volta, грядущий альбом исландского "электромоторчика", выпустить который планируется 7 мая на One Little Indian/Atlantic. Запись была спродюссирована самой Бьёрк, и на ней представлена звездная команда людей со всего света, внесших свой вклад, включая: Timbaland, Antony, Brian Chippendale из Lightning Bolt, перкуссионист Chris Corsano, африканский коллектив Konono N°1, виртуоз игры на коре (кора - африканский струнный муз.инструмент - прим.перев.) Toumani Diabaté, китайский исполнитель на пипе (пипа - китайский струнный муз. инструмент - прим.перев.) Min Xiao-Fen и исландская духовая секция в составе 10 человек.

На прошлой неделе в Нью-Йорке Брэндон Стосуй (Brandon Stosuy) из Pitchfork присел вместе с Бьёрк для ее первого интервью по поводу нового альбома. (Полное разоблачение: Стосуй - друг Мэтью Барни, партнера Бьёрк.) Во время продолжительной беседы, Бьёрк разоткровенничалась о политике и звучании Volta, отношениях с коллаборэйторами и планах на будущее.

В первой части серии, которая будет продолжена в течение следующей недели, Бьёрк говорит о ритмах Volta: том, как они отличаются от ритмов ее предыдущей работы, и как путешествие в пораженную цунами Индонезию вдохновило жизненную силу, стоящую за битом.

Pitchfork: На своём последнем альбоме, Medúlla, Вы сфокусировались на человеческом голосе. Этот альбом кажется больше перкуссионным. Здесь Вы сознательно пытались сфокусироваться на перкуссии?

Бьёрк: Думаю, это сильно отличалось от того, как я обычно работаю. Потому что, по крайней мере, с Homogenic, Vespertine, и Medúlla, если на них и была какая-то начальная точка, то это были ритмы. Не знаю, почему, возможно, это то, чего я не делаю. На Homogenic я бы начала с программистом, только для того, чтобы создать искаженные биты скал. И мы сделали, думаю, сотню таких однотактных битов. А к тому времени я написала достаточно песен, могла сесть, а затем просто вроде как назвать: "Хорошо, для припева этой песни, например, бит 73, а для куплета - номер 2," - или типа того. А что до Vespertine, у меня только появился первый ноутбук, и это во многом касалось статической вселенной интернета, со всеми этими кликающими битами и всё шепотом. И это было бы начальным пунктом. И очевидно, Medúlla, была вокальным альбомом.

Но на этот раз все было по-другому, потому что я в большей степени на эмоциональном уровне знала, чего хотела. И потому, что сделала два или три подряд очень серьезных проекта. Возможно, мне просто нужно было это из себя, своей системы, убрать, или что-то вроде того. Так что все, что я хотела сделать для этого альбома - это просто повеселиться и сделать что-то, что было бы полноценным и по-настоящему бодрым.

Я фактически сделала целый альбом, и до последних пары-тройки месяцев последним элементом, который нужно было бы подобрать, были ритмы. Мы поставили много экспериментов с ритмами, но я просто выбросила их все, потому что каждый раз мы делали с программированием битов ударных что-то очень умное, но слишком претенциозное для этого альбома, оно просто не подходило.

Почему-то для меня это, возможно, было чем-то немного ностальгическим, возвращением назад, в 1992, когда у нас были только очень простые 808 и 909 по-настоящему lo-fi драм-машины, попыткой сделать не что-то причудливое, а по-настоящему базовые вещи, как, например, рейв или транс, а затем очень, очень акустические ударные. Так что на этом альбоме есть пара треков, которые на самом деле программы, и много часов программирования было на них потрачено, а слушаешь их, и они похожи на стук чайников или вроде того.

Pitchfork: Марширование - и ритм шагов, и сама по себе концепция марширования - кажется, играет большую роль на этой пластинке. В чем значимость марширования?

Бьёрк: Я просто хотела вновь стать ритмичной. Medúlla был моим способом уйти от этого, отказом от того, чтобы меня классифицировали как: "О, какой ритм она создаст в следующий раз?" Просто ощущение давления всех этих молодых программистов ударных или продюсеров, или как бы их там ни звали, обращающихся ко мне с вопросами, например, кто станет изюминкой месяца. Это стало чем-то вроде модного утверждения, это просто было неправильным.

То есть, я действительно порой люблю умение одних превзойти в чем-либо, как например, когда видишь детей, танцующих брейк-данс, соревнующихся, кто сделает лучший трюк. Это распространено, это в нашей животной природе, как, например, у птиц в раю: у кого лучшие перья - и тому подобное. Но здорово, когда это спонтанно и касается веселья. Когда это становится умным, тогда становится больше левополушарным: кто сможет математически уделать другого, - это уже не смешно. И возможно, я немного отошла от этого и сделала полностью вокальный альбом.

Но мне определенно не хватало моих ритмов. То есть, я люблю ритмы. Я начинала в девчачьей панк-группе, когда мне было 14, и была барабанщицей, не вокалисткой. Я очень, очень, очень разборчива, когда дело касается ритмов. Так что было здорово на Volta подойти к этому с другой точки зрения.

И я бы солгала, если бы не сказала, что это было чем-то вроде реакции на состояние дел в мире сегодня. То есть, в январе, больше года назад, я ездила в Индонезию, в тот район, который больше всего пострадал от цунами. Просто видя деревню в 300 000 жителей, из которых 180 000 умерло, и люди все еще выкапывали людей, и повсюду запах трупов и костей. Цунами как будто бы снесло дома как ненужный хлам, а пол был все еще виден, и люди, с которыми я там была, находили, например, любимое платье своей мамы в грязи, и это было жестоко.

То есть, человеческая раса, мы одно племя, давайте взглянем этому в лицо, и прекратим всю эту религиозную ерунду. Думаю, каждый, или, по крайней мере, многие из моих друзей, настолько измучены всем этим чванством людей религии. Просто бросьте это. Мы все гребаные животные, так что давайте просто создадим какой-нибудь универсальный племенной бит. Мы язычники. Давайте просто маршировать.

Источник: Pitchfork

<-- назад