Интервью с участниками и создателями фильма Ангелы Вселенной (Englar alheimsins).

Ингвар Э. Сигюрдссон (Ingvar Eggert Sigurðsson)

Ingvar Eggert SigurðssonИнгвар Э. Сигюрдссон (Ingvar Eggert Sigurðsson) - исландский актёр, сыгравший Паудля Оулаффсона (Páll Ólafsson), главного героя фильма Ангелы Вселенной. Он исполнил много главных ролей в составе труппы Исландского Национального Театра и прослушивался на роль Дарта Мола в новом фильме эпопеи Звёздные войны. Ричард Мидлтон (Richard Middleton) задал Ингвару несколько вопросов об "Ангелах Вселенной".

Вы очень хотели получить роль Паудля?
Да, очень. Но я волновался, есть ли во мне силы сыграть его. Роль Паудля очень сложная, и прошло довольно много времени, прежде чем я смог сказать себе: "Да, эта роль для меня". Я уверен, что если бы Паудля играл какой-нибудь другой актёр, он сыграл бы его совсем по-другому - каждый актёр по-своему интерпретирует роль.

Как Вы готовились к роли Паудля?
Я встречался с его братом, друзьями, читал его стихи. Но через некоторое время я перестал думать о нём и больше углубился в психиатрию. Я ездил по больницам, разговаривал с докторами и пациентами и постепенно начал понимать пассивность шизофреников. Во многом им приходится учиться быть сумасшедшими.

Если брать в расчёт состояние Паудля, не боялись ли Вы играть его?
Нет. Но когда я готовился к этой роли, я немного боялся того, как именно мне нужно сыграть. Я волновался, что режиссёр Фридрик Тоур захочет увидеть моего героя не таким, каким его играю я, но во время съёмок мы хорошо понимали друг друга и даже ни разу не обсуждали то, как я должен играть Паудля. О таких вещах не надо говорить. У нас с Фридриком Тоуром было своего рода духовное понимание того, каким должен быть Паудль.

Вы отождествляли себя с Паудлем?
Когда съёмки закончились, я всё больше чувствовал себя им. Когда берёшься за такую роль, тебе приходится хорошо относиться к плохим вещам, к негативизму. Я отождествлял себя с благородством Паудля, с его истинами.

Englar alheimsinsКак проходили съёмки? У Вас были какие-нибудь проблемы с ролью?
Если проблемы и были, я о них уже забыл - значит, они были совсем не важными. Члены съёмочной группы были знакомы друг с другом и спокойно себя чувствовали рядом с Фридриком Тоуром. Он - великий сказочник, и часто помогал снимать напряжение.

Как личность Паудля влияет на Вас сейчас? Он всё ещё с Вами?
Сейчас он часть меня, но, естественно, между нами есть дистанция. Я бы легко мог вернуться к этой роли, если бы у фильма было продолжение.

Как Вы сравниваете роль Паудля с другими ролями, которые Вы сыграли?
Я играл шизофреников и до этого, в театре, но все они очень отличались друг от друга и от Паудля. Паудль рассказывает свою историю от начала до конца и фактически присутствует в каждом кадре фильма. Так что он всегда в центре происходящего, и поэтому его личность в фильме очень сильна.

Englar alheimsinsКак отреагировали Ваши друзья на то, что Вы сыграли Паудля?
Семья и друзья очень сильно поддерживали меня. Моя сестра и её муж сказали мне: "Пожалуйста, береги себя, с этим парнем ты можешь чокнуться". Но опять же, они не всегда могут оценить то, как актёр может сохранять дистанцию, чтобы не слишком увлекаться ролью.

Как Вы считаете, какой эффект фильм производит на зрителя?
Он заставляет людей осознать, что граница между сумасшествием и здравым рассудком очень тонка. Также я думаю, где бы фильм ни шёл, зрители везде станут сочувствовать душевнобольным.

Какая фраза из фильма, по-вашему, самая запоминающаяся?
"В этой жизни сегодня воскресенье".

Эйнар Маур Гвюдмюндссон (Einar Már Guðmundsson) и Фридрик Тоур Фридрикссон (Friðrik Þór Friðriksson)

Einar Már GuðmundssonТрадиционно поэты в Исландии продавали свои работы на улицах, как средневековые создатели баллад или, чуть позже, памфлетисты. Для возможного покупателя это приглашение сделать прыжок во тьму, чтобы открыть для себя воображение совершенного незнакомца с перспективой того, что откроешь новый талант. Такой торговец поэзией, как Бьёрк (Björk), движется к лучшему и большему; однако кто-нибудь вроде Паудльми Эдн Гвюдмюндссона (Pálmi Örn Guðmundsson), к сожалению, становится жертвой той необузданности, которой так страстно желал делиться посредством своей поэзии.

Он родился 22 апреля 1949 года, когда еще и месяца не прошло с момента вступления Исландии в НАТО и улицы Рейкьявика были заполнены демонстрантами и облаками слезоточивого газа. Взрослая жизнь Паудльми Эдна была омрачена постоянной борьбой с шизофренией и, как следствие, продолжительными пребываниями в Kleppur, крупнейшем в Исландии учреждении для душевнобольных. К моменту смерти в 1992 его жизнь стала откровенно невыносимой: хоть он и опубликовал восемь сборников стихов и подавал надежды как художник, его внутренние кошмары обеспечили Паудльми полную социальную отчужденность и помешали удержаться на оплачиваемой работе.

Сегодня Паудльми Эдн продолжает жить в романе, посвященном его памяти, написанном его братом, Эйнаром Маур Гвюдмюндссоном (Einar Már Guðmundsson), и озаглавленном Angels of the Universe (Ангелы Вселенной). Это пятый роман Эйнара Маура, в 1995 году завоевавший Литературную премию Совета Северных Стран (Nordic Council's Literary Award); с тех пор роман Ангелы Вселенной был переведен на 15 языков, включая английский, датский, немецкий, голландский и итальянский. Рассказанная с точки зрения умершего человека, размышляющего над своей жизнью в роли шизофреника, книга несомненно основана на мученическом существовании Паудльми Эдна.

Теперь роман адаптирован для кино знаменитым исландским режиссером Фридриком Тоур Фридрикссоном (Friðrik Þór Friðriksson) по сценарию Эйнара Маур Гвюдмундссона. Когда фильм был впервые показан в Рейкьявике, реакция публики и критиков оказалась одинаково феноменальна: многие утверждали, что это лучший за всю историю исландский фильм. За 23 дня его посмотрели более 50 000 человек, установив новый рекорд продаж билетов на исландский фильм; в настоящее время Ангелы Вселенной с большим успехом был показан на кинофестивалях по всему миру, завоевав Эйнару Мауру награду за лучший киносценарий на Кинофестивале в Гётеборге (Gothenberg Film Festival) в феврале 2000.

Одна из повседневных неприятностей

Friðrik Þór FriðrikssonВот уже в третий раз Эйнар Маур и Фридрик Тоур сотрудничали над проектом фильма, хотя это и первый фильм напрямую адаптированный с работы писателя. Эйнар Маур принимал участие в написании сценария для Children of Nature (Дети природы) Фридрика Тоура, номинированного в категории лучший иностранный фильм на церемонии Оскар 1991 года. Он также принимал участие в написании сценария Movie Days (1994), основанного на детских киноэкспериментах режиссера. В самом деле, их союз уходит корнями к школьным дням и взрослению в Vogar, районе в восточной части Рейкьявика. Оба могут вспомнить, как играли в футбол на площадках больницы Kleppur. "Мы всегда ужасно боялись, что пациенты сбегут и убьют нас", - рассказывает Фридрик Тоур. - "На дворе стояли 60'е, и, к сожалению, таково было представление о душевнобольных в то время. Будем надеяться, фильм Ангелы Вселенной поможет это изменить".

У обоих мальчиков были братья примерно на пять лет старше, чем они. Братья знакомили их с рок-н-роллом. "Паудльми Эдн был барабанщиком в местной группе и для нас немножечко героем", - говорит Фридрик Тоур. - "Он только стал агрессивен чуть позже, но даже когда был болен, обладал великолепным чувством юмора. Истории, которые он рассказывал про Kleppur были очень веселыми". В самом деле, ожидалось, что гости будут обращаться с болезьнью Паудльми просто как с "одной из повседневных неприятностей". "Я не стеснялся и не смущался по поводу того, что с ним происходило", - рассказывает Эйнар Маур. - "Если мои друзья не могли поладить с Паудльми - они мне были не друзья".

Эйнар Маур был подростком, когда его брат начал серьезно заболевать, и этот опыт глубоко повлиял на него как на писателя. Темы "аутсайдеров", отчужденных от общества, пронизывают другие его романы, в частности, - Epilogue of the Raindrops (Эпилог дождевых капель); он писал короткие истории про шизофрению, которые позже были объединены в Ангелы Вселенной. Одно из его стихотворений, написанное в 1979, - это определенно обращение к внутренним мукам Паудльми Эдна:

Думаю о тебе,
Крутящемся в барабане жизни
на скорости 78 оборотов в минуту,
Таком неряшливом,
что дни тебе больше не впору...

"Меня порой спрашивали: как я мог писать о ком-то, настолько близком мне", - говорит Эйнар Маур. - "Но вопрос более интересен, если его перевернуть: как я мог этого избежать? Понимаете, как семье нам было предопределено взглянуть этому опыту прямо в глаза. Несмотря на парадоксы болезни, когда, например, Паудльми чувствовал себя хорошо, нам часто было плохо, и наоборот; легче было просто жить с этим, принять ситуацию".

Странные фиксации

Englar alheimsinsВ течение года с момента смерти Паудльми Эдна роман Ангелы Вселенной был опубликован и Фридрик Тоур немедленно осознал его потенциал в качестве фильма. Темы смерти и жизни в роли аутсайдера присутствуют в его предыдущих фильмах, в частности, в Дети природы, - истории пожилой пары, сбежавшей из дома престарелых в Рейкьявике для того, чтобы вернуться в родную деревню, где они выросли, чтобы там же и умереть. "Аутсайдеры всегда интересовали меня", - говорит Фридрик Тоур. - "Я нахожу очень завораживающим то усилие, которое им нужно приложить для того, чтобы отождествить себя с обществом или стать для него приемлемыми, . Если кричишь о помощи, то часто приходится совершать необычные поступки".

Как и следовало ожидать, фильм, рассматривая его субъективные материи, полон необычных и глубоко волнующих сцен. Главный персонаж, Паудль Оулафссон (Páll Ólafsson), страдает от ужасных галюцинаций, он часто агрессивен в отношении своей семьи и персонала учреждения для душевнобольных Kleppur. У пациентов, которых он встречает там, есть свои странные фиксации: один персонаж настаивает на том, что написал все песни The Beatles, и не может понять, почему он не получает никакого гонорара; другой идентифицирует себя с Гитлером, в то время, как четвертый в этой группе воображает, что написал докторскую диссертацию в Университете Пекина.

И все же, несмотря на болезненно воплощенные в музыке к фильму, написанной отмеченным наградами Хильмаром Эдн Хильмарсоном (Hilmar Örn Hilmarsson), безрадостную историю человека, сходящего с ума, и реакции его семьи на эту болезнь, в фильме есть и великолепные юмористические моменты. Когда Рёгнвальдур (Rögnvaldur), друг детства Паудля, приходит в Kleppur для того, чтобы забрать его на денек, он объявляет: "Я пришел, чтобы забрать гения", - и все четыре пациента тут же встают. Затем, трое из них отправляются в первокласный ресторан в Рейкьявике и заказывают самую дорогую еду и напитки. Когда метрдотель забирает их "чек", он изумляется, прочитав на листке бумаги: "Мы все - обитатели психиатрической больницы. Пожалуйста, немедленно вызовите полицию. Ужин был исключительно хорош".

Когда угодно, где угодно

Einar Már GuðmundssonТак как сценарий фильма написан Эйнаром Мауром, его текст очень близок к тексту романа и исландскому языку - Фридрик Тоур устоял перед соблазном сделать его на английском. И все же, визуальное изображение подчеркивает образы, не сразу реализуемые в книге: когда Паудль убегает от полиции, он бежит по озеру, вызывая в сознании представление о Христе, идущем по воде; в финале показаны родители Паудля, лежащие в постели в маленькой комнатке с окнами-сотами, которая отражает контраст между их домом и Kleppur и, более того, - подчеркивает тонкую грань между рассудком и безумием.

Однако фильм отступает от романа в двух определенных аспектах. Детство Паудля, так блестяще и юмористично описанное в книге, совершенно отсутствует в экранной версии. Также, в то время, как действие книги помещено приблизительно в период 60-90е, фильм практически не соотносится с каким-либо определенным периодом времени. "В нашей рационалистической культуре нам всегда нужно найти причину определенных вещей и событий", - говорит Эйнар Маур. - "Часто эти причины конфликтуют между собой, и, в то время, как роман может обращаться к этой множественности, фильм - нет. Фильм обречен упрощать".

Четыре года прошло прежде, чем писатель и режиссер были удовлетворены сценарием. "Мы боялись, что у фильма не будет той силы, что и у книги", - говорит Фридрик Тоур. - "Так что мы решили сделать фильм непривязанным к определенному периоду времени, не боясь при этом поместить его сюжет в определенные здания и т.д. Если бы фильм был привязан к определенной эпохе, как One Flew Over the Cuckoo's Nest ("Полет над гнездом кукушки"), то публика начала бы размышлять над тем, как с душевнобольными пациентами обращались в определенный период, скажем, в начале 70х. Было важным избежать какой-либо позиции по отношению к лекарствам от безумия. То, что происходит в фильме, могло бы случиться в любом месте в любое время". Фильм, как и роман, также не делает попытки объяснить, почему у Паудля Оулафссона развилась шизофрения, хоть и кажется, что любовь без взаимности толкнула его на край пропасти. Скорее оба произведения исследуют то, как шизофреники реагируют на свою ситуацию, как в печальном мире потеряных возможностей душевнобольным приходится создавать свое личное позитивное мировосприятие и чувство собственного достоинства. "Часть жизни в пристанище для дущевнобольных - это научиться быть сумасшедшим", - говорит Эйнар Маур. - "Очень часто пациентам нужно встретиться лицом к лицу с миром, который гораздо жестче и холоднее, чем мир снаружи".

Целью написания этого романа, рассказывает Эйнар Маур, было убедить в необходимости включать другие реальности в нашу собственную и не быть настолько самоуверенными, чтобы настаивать, что наше существование - единственно возможное "реальное" существование. "Так много проблем сегодня вызвано чувством пустоты в современной жизни", - говорит писатель, в настоящее время работающий над антологией стихов своего брата. - "Но мы должны принять, как это сделал Паудль, экзистенциальную ответственность за свое состояние, а это также означает - заботиться о тех, кто слабее, чем мы сами. Паудль - это символ для многих братьев и сестер в любой части света".

Englar alheimsinsФридрик Тоур страстно желает избежать любых предположений о том, что фильм несет какое-то социальное послание. "Легко навязывать публике идеи или пропаганду", - говорит он. - "Но это не входило в наши намерения. Публика должна докопаться до смысла. В конце концов, фильм - это просто история". Для Фридрика Тоура, который когда-то отработал десять летних сезонов на старом кладбище в Рейкьявике, основная цель фильма - это сохранить память о Пальми Эдн Гвюдмюндссоне. "Все мои фильмы - это могильные плиты для чего-то", - говорит он, - "и мы оба, Эйнар Маур и я, согласны в том, что Ангелы Вселенной был бы долговечным надгробием для его брата".

Ричард Мидлтон, свободный писатель, живущий в Рейкьявике
Iceland Review

<-- назад